Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

"Мама, не волнуйся, я ушёл на фронт..."

"Мама, не волнуйся, я ушёл на фронт..."

Международный день детей-солдат, который мы отметили 12 февраля, по-другому называют Днём Красной Руки. Почти два десятка лет его отмечают как дань памяти несовершеннолетних участников войн и вооружённых конфликтов. Он привязан к конкретной дате, ведь 20 лет назад в этот день вступил в силу Факультативный протокол к Конвенции о правах ребёнка, касающийся участия детей в вооружённых конфликтах, под которым сегодня стоят подписи более 100 стран. Почему Днём Красной Руки? Все очень просто. На связанных с этим днём акциях все участники красят ладони рук в красный цвет, символизирующий кровь жертв вооружённых конфликтов.

Война – страшное испытание для каждого. Она тестирует каждого на стойкость духа, силу воли и преданность Родине. Великая Отечественная вписала в историю нашей страны тысячи имён героев, приближавших победу на фронте и в тылу. Среди них и те, кому в ту пору не исполнилось 18. Пять советских школьников награждены посмертно высоким званием Героя Советского Союза. Семнадцатилетняя Зина Портнова. Лёне Голикову и Саше Чекалину было по 16. Марат Казей и Валя Котик едва перешагнули четырнадцатилетний рубеж.

В один ряд с ними можно поставить и маленького амурского героя Жана Длусского, к началу войны отметившего свой 11 день рождения. Его имя юные краеведы исторического клуба «Поиск» города Белогорска узнали случайно. Просматривали подшивки старых газет и в одном из номеров «Амурской правды» за 1972 год наткнулись на статью научного сотрудника Центрального архива Министерства обороны В. Романкевича о мальчике из Белогорска, совершившем во время войны подвиг.

О своём земляке они рассказали в местной газете «Белогорские ведомости», и история белогорского четвероклассника неожиданно получила продолжение. На статью откликнулся главный агроном колхоза «Герой труда» Николай Гудов, хорошо знавший не только главного героя публикации, но и его отца. Во время войны Николай Гудов служил в дивизионе бронепоездов, располагавшемся на станции Куйбышевка-Восточная, как тогда назывался Белогорск. Он написал воспоминания о белогорском мальчике с необычным именем Жан.

«Перед моими глазами встаёт небольшой паренёк по имени Жан, — написал Николай Гудов. – Его отец старший лейтенант Длусский Владимир Францевич был заместителем командира бронепоезда по технической части, дислоцированного в Белогорске. Тогда, после войны, в Испании многие офицеры давали своим детям иностранные имена. Жан мало играл со сверстниками, больше вращался среди солдат. Надо было видеть глаза мальчика, когда он смотрел, как бойцы бронепоезда исполняли упражнения на турнике или брусьях, прыгали через козла и коня. Жан тянулся к этим спортивным снарядам и при помощи солдат многому научился».

Сын полка по имени Ваня

Обыкновенный мальчишка… Учился, проказничал, много читал. Все изменилось, когда началась война. Неугомонный Жан сначала загорелся идеей перевезти из Смоленска в Белогорск бабушку. Своими планами он поделился с мамой. Та в панике всё рассказала отцу, но отец, свято веривший, что в бой ещё не вступили главные силы, стал убеждать сына и жену, что Красная армия очень быстро разобьёт агрессора, и Смоленск никогда не будет отдан врагу. Но Жан всё-таки собрал группу одноклассников, чтобы уехать на Смоленщину и влиться в партизанский отряд. А когда в самый последний момент группа распалась, решил бежать на фронт один.

1 сентября, когда его друзья шли в школу, Жан помчался на железнодорожную станцию. День побега выбрал специально, чтобы родители его дольше не хватились. Написал записку «Мама, не волнуйся, я ушёл на фронт» и положил её под подушку. Взял по куску хлеба и сахара и забрался в поезд Владивосток — Москва, который на несколько минут остановился на станции.

За 12 дней юный беглец почти добрался до Москвы. Увидев на одной из станций платформы с танками, прикрытыми брезентами, спрятался под одним из них. Обнаружили «зайца» лишь в прифронтовом городе Серпухове.

Маленький амурчанин назвался Ваней и рассказал военным грустную придуманную историю о том, что он сирота, бежал от войны. Командир распорядился привести мальчика в божеский вид, помыть, накормить и поставить на довольствие. Так Жан стал сыном 299 артиллерийского полка 194 стрелковой дивизии, который дежурил у телефона и исполнял обязанности связного.

Через некоторые время в полку поняли, какой клад им достался в лице «Ивана». Мальчишка был очень смышлёным, знал топографические знаки, мог читать карты и хорошо ориентировался на местности. Прирождённый разведчик. И вскоре худенького мальчишку в рваной крестьянской одежде отправили на первое ответственное задание.

- Он должен был пойти в тыл врага на поиски скопления техники, — рассказывает руководившая исследовательской работой о Жане Длусском краевед Светлана Терентьева. — По легенде, если его встретят фашисты, Ваня-Жан должен был рассказать, что он потерял своих родственников — бабушку с дедушкой — и ищет их.

Маленький разведчик ходил по дорогам, лесным тропинкам, твердо помня приказ командира: «Смотри внимательно». И однажды наткнулся на поле, на котором стояло подозрительно много стогов сена. Пригляделся, а из каждого стога торчит дуло фашистского танка. Маленький разведчик развернулся и бегом в родную часть — рассказать все командиру. И мальчишка не только рассказал, а еще и подробно нарисовал карту местности со всеми дорогами и тропинками. Информацию немедленно сообщили советским летчикам, которые разбомбили стога-танки.

Еще одной бесценной находкой маленького сына полка стали заваленные ветками и небольшими деревьями немецкие «мессершмидты» и «юнкерсы». Их мальчик заметил по шасси, которые педантичные немцы не посчитали нужным замаскировать ветками. И снова меткий удар советской авиации, и тайный немецкий аэродром перестал существовать.

Не сказал ни слова

За неуловимым советским разведчиком немцы устроили настоящую охоту. Проверяли всех, кто находился возле линии фронта. Стариков, женщин, детей. И в одну из очередных походов в разведку Жана задержал немецкий патруль. Он отпирался изо всех сил, но так тщательно продуманная легенда в этот раз ему не помогла. Мальчика били, чтобы добиться признания, но он не сказал ни слова.

Истерзанного, его бросили в холодный погреб, откуда ему ночью удалось выбраться. Оставляя за собой кровавый след, он сначала шёл, а потом, когда силы были на исходе, полз к своим. Случайно на него наткнулась одна из жительниц деревни Новосёлки, где его прятали и выхаживали до тех пор, пока в деревню не пришли советские солдаты.

Бывший полковой инженер 70 стрелкового полка 194 стрелковой дивизии Кузьма Константинович Шилов вспоминал: «Подразделения 260 и 268 немецких пехотных дивизий оказали нашим войска упорное сопротивление. Особенно тяжёлые бои развернулись за село Троицкое и мельницу в Юрятино. Гитлеровцы стремились любой ценой удержать в руках эти ключевые пункты, однако натиск наших воинов был так напорист, что фашисты, в конце концов, не выдержали и попятились. В одной из изб освобождённой деревни Новосёлки бойцы и обнаружили 11-летнего сына артиллерийского полка дивизии Ваню (Жана).

Сохранили подробности этой встречи и архивные документы: «25 декабря 19412 года во время наступления частей Красной Армии в отбитой у немцев деревне Новосёлки был подобран мальчик, дважды раненный, который оказался по фамилии Длусский Жан Владимирович, сын старшего лейтенанта, покинувший родной дом на Дальнем Востоке и тайком от родителей уехавший на фронт».

За отвагу

А в родном полку маленького разведчика давно похоронили. Никто не верил, что их сын полка жив. Он продолжил службу в родном полку, и вскоре информация о смелом разведчике дошла до командующего Западным фронтом генерала армии Георгия Жукова. Своим приказом от 20 марта 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования он наградил Жана медалью «За отвагу». Примечательно, что приказ был издан только на него одного.

Однажды Жан решил написать письмо домой. Добыл листок бумаги и карандаш, написал письмо, сложил его в треугольник и подписал адрес.

А через два дня его вызвали в штаб полка.

- Как воюется, «сирота»?- спросил его начальник штаба, держа в руках его, Жана, письмо.- Не скучаешь по родителям? Хорошо написал, душевно. Обманывать старших нехорошо, но на первый раз мы тебя прощаем. Твоё письмо родители его, конечно, получат, но с небольшой нашей припиской о том, что тебя представили к награде — медали «За отвагу». Заслужил. Медаль получишь в Москве. Там же решается вопрос о твоей военной службе.

Жану сшили новенькую военную форму, и сам всесоюзный староста М.И. Калинин в Кремле вручил ему медаль и именной пистолет с разрешающими документами. Там же было принято решение отправить его на бронепоезд, где служил заместителем командира по технической части старший лейтенант В.Ф.Длусский. Жана повезла домой сотрудница ЦК ВЛКСМ. Так Жан оказался дома.

- Родители его, конечно, простили, но в на второй год в 4 классе он всё равно остался, — улыбается Светлана Александровна. – Слишком много пропустил. В сентябре 1942 года он пошёл в школу. «Вот так неожиданно закончился «поход» нашего младшего однополчанина, — вспоминал Н. Гудов. — Снова он оказался среди нас. Всё такой же непоседа, очень любознательный, смышлёный и озорной. Мальчишкой был, им и остался. И всё же это был уже другой для нас человек, которым мы все гордились. И имели на то право. Мы считали его своим воспитанником. Вся обстановка в подразделении, где мы проходили службу, строгий порядок в нём, напряжённая воинская служба, всё это формировало не только наш характер, но и влияло на мальчика. Маленький солдат в аккуратной темно-синей форме всегда ходил в начищенных ботинках, пилотке со звездой. А на груди его сияла медаль «За отвагу», которой даже у большинства офицеров не было».

Выстрел в парке

Но на этом история Жана Длусского не закончилась. И в родном городе для маленького героя нашлось место для подвига, отклик публикацию нашёл ещё один краевед Валентин Голубев.

- В редакцию пришёл мужчина, который был комендантом вокзала в то время. Он рассказал, как однажды вечером, прогуливаясь по парку имени Дзержинского (сейчас на этом месте Школа искусств), услышал рев, детский крик и затем выстрел. Он побежал на шум и увидел, как маленький худенький мальчик размахивает пистолетом— рассказал Валентин Голубев. — Это был Жан Длусский, который рассказал, что возвращался после школы через парк и увидел плачущего товарища. Взрослые парни отобрали у него хлебные карточки, обрекая целую семью на голодную смерть, и делили их тут же в парке. Жан сбегал домой за именным пистолетом и бесстрашно бросился к хулиганам, выстрелив в воздух. Карточки, конечно, вернули, но пистолет после этого случая у Жана отобрали.

Несколько лет назад Валентин Голубев выпустил книгу «В глубоком тылу», в которой рассказал, что через несколько лет после войны бронепоезд отца Жана расформировали и семья Длусских уехала на Смоленщину, где следы амурского героя затерялись.

Ольга Капштык,

корреспондент газеты "Суворовский натиск"

Источник: "Просто газета" № 7(539) от 18.02.2020 г.

+1
08:15
461
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Опять на водоёмах погибает человек на рабочем месте...
Заявление об уходе уже подписал губернатор Козлов
Корифей науки. Один из основоположников мобильной связи