Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

Соболезнование родным и близким Валентина Голубева

Соболезнование родным и близким Валентина Голубева

1 февраля 2021 года на 81-м году ушел из жизни почетный гражданин Белогорского района, краевед Валентин Парфирьевич Голубев.

Говорят, что у того, кто не знает свою историю, нет будущего. Это утверждение никак не относилось к Валентину Парфирьевичу Голубеву. Учитель, преподаватель истории, лауреат Всесоюзной педагогической премии имени Надежды Крупской, амурский краевед, автор 30 книг о нашей малой Родине, не единожды депутат Белогорского районного Совета народных депутатов, ветеран труда (непрерывный стаж работы – 45 лет), почетный гражданин Белогорского района.

«Просто газета» сотрудничала с Валентином Парфирьевичем с 2012 года. В нашей газете выходили его материалы под рубрикой «Валентин Голубев: Мой край».

Краевед с удовольствием делился своими знаниями, краеведческими находками с читателями «Просто газеты». Из его рассказов мы узнавали о первопроходцах Амурской области, о том, как развивался город Белогорск, Белогорский район, о событиях гражданской и Великой Отечественной войны.

Не стало удивительного, интересного собеседника, неравнодушного человека, человека с большим сердцем и открытой душой.

На февраль мы с ним запланировали выпуск о Герое гражданской войны Григории Котовском. Именно в феврале он сбежал с каторги.

В этой газете это будет последний выпуск «края» Валентина Голубева…

Редакция «Просто газеты» выражает искренние соболезнования семье и близким Валентина Парфирьевича Голубева в связи с его преждевременной смертью.

Соболезнуем вашей утрате и скорбим вместе с вами.

Главный редактор СМИ «Просто газета»

Наталья Михайлова



Один из героев гражданской войны

 


Мы мало знаем про героя гражданской войны Григория Ивановича Котовского. В детстве, помню, мы толпами бегали в кинотеатры или летние киноплощадки смотреть кино про Котовского. Действительно, он совершал удивительные подвиги. Дети играли тогда «в Котовского» во дворах и в деревнях. Но кто знал, что имя Котовского прославилось и в истории нашего района. Недаром бывшая улица имени Будённого была переименована в 60-е годы в улицу им. Котовского. Чем же он прославился в нашей местности?


Родился Котовский в селе Гаешны.

В 1905 году он был арестован за уклонение от военной службы и направлен в Костромской пехотный полк. Вскоре дезертировал, организовал отряд, с которым жег имения, грабил помещиков и одаривал бедняков.

… В 1907 г Котовский был арестован в очередной раз за совершенное им участие в грабеже помещиков во время первой русской революции.

Из смоленской каторжной тюрьмы Котовский был отправлен на каторгу. Путь лежал в Забайкальскую область. На этапе из Сретенска в Горный Зерентуй он шел впереди всей партии ссыльных. Он не кутался, шел бодро, не сгибаясь, в любую погоду, в метели и буран.

Конвоиры никогда не видели еще такого каторжанина. По утрам Котовский закалял себя. Не обращая внимания на морозные ветры, он снимал рубашку и шел с открытой грудью. На остановках он без рубашки ложился на снег.

Котовского сопровождала секретная бумага с его характеристикой. В ней сообщалось, что его необходимо стеречь особенно тщательно, так как он быстро завоевывает симпатии заключенных и охраны и совершает побеги. Эту секретную бумагу Котовскому удалось похитить на одной из стоянок и уничтожить. 

В мае 1912 года Котовского направили на строительство Амурской железной дороги и назначили бригадиром. Котовский трудился усердно, о побеге не помышлял и удостоился похвалы от начальства. Подобная кротость и временная законопослушность «атамана Ада» были вполне объяснимы. Дело в том, что 21 февраля 1913 года в Российской империи отмечали 300-летие правления дома Романовых. По поводу юбилея царствующей династии была объявлена широкая амнистия, и Котовский надеялся попасть под нее. Но его преступления были сочтены слишком тяжкими, и амнистия нашего героя не коснулась.

19 февраля 1913 года команда каторжников, в которой находился и Котовский, была выстроена. Начальник опрашивал всех заключенных. И тут Котовский узнал, что на категорию, к которой он принадлежал, «высочайший манифест» не распространялся.

А уже 27 февраля бежал с каторги. Очевидно, к тому моменту он успел подготовить всё необходимое для побега (деньги, запас продовольствия, подложные документы), но ждал возможной амнистии. В советской автобиографии Котовский написал для солидности, что «при побеге убил двух конвоиров, охранявших шахту». В действительности Григорий Иванович никого не убивал, да и в шахте в тот момент не работал. Он работал в это время бригадиром на строительстве Амурской железной дороги.

За убийство двух стражников ему грозила бы смертная казнь, но как уже говорилось, Котовский до 1917 года кровь не проливал.

Уже семь лет, как он за решеткой и в кандалах, осталось почти столько же. А, кроме того, в любой момент могут обнаружить, что он уничтожил сопровождавшую его секретную бумагу. И тогда — снова суд, и уже не годы, а вечная каторга.

Напрасно он вместе с другими ждал царского манифеста; напрасны были его мечты о свободе... Несколько дней он ходил как помешанный, испытывая жгучую тоску по родной Бессарабии и знойному югу. Выход по-прежнему оставался только один — совершить побег.

Побег произошел гораздо проще. Котовский бросился в лес, окружавший дорогу, которую строили каторжники, воспользовавшись ротозейством конвоя (может быть, опять не бескорыстного). К тому же бригадир явно пользовался большей свободой передвижения, чем рядовой каторжанин. В полицейских документах это назвали «скрылся с работ».

Вслед беглецу отправилась телеграмма, объявлявшая в розыск ссыльнокаторжного Григория Ивановича Котовского, из мещан города Балты Подольской губернии, высокого роста, русоволосого, с рыжеватыми усами.


Замечу, что в других ориентировках он назывался черноволосым. Все пути на запад были перекрыты. Но Котовского так и не нашли. Куда же он мог подеваться?

Котовскому пришлось 70 километров идти по заснеженной Зейской долине до Благовещенска. Он изрядно мерз, хотя у него и была теплая одежда, и запас продуктов был (все это, равно как и деньги, смогли доставить на каторгу с воли). Оказался у него и подложный паспорт на имя мещанина Рудковского, который ему передали на явке в Благовещенске. В городе он поселился у знакомого социалиста, работавшего в управлении железной дороги. У инженера была своя библиотечка, в книги которой погрузился Котовский. Прожив в нелегальной квартире до начала навигации на Амуре, он, изменив внешность, устроился на один из пароходов помощником механика, и, доплыв до Сретенска, в одежде священника купил билет на поезд до Петербурга. Впоследствии Котовский утверждал, что уже тогда вел революционную пропаганду: «Работая на Волге грузчиком, чернорабочим на постройках и в помещичьих имениях, кочегаром на мельнице, помощником машиниста на пароходе, кучером, разливальщиком и рабочим на пивоваренном заводе, молотобойцем, рабочим кирпичного завода, рабочим на постройке железной дороги — везде я будил ненависть к эксплуататорам, к тем, кто выжимает последние соки из рабочего и бедняка».

Бежав с каторги, четыре года он нелегально передвигался по России. Сначала в Томске в Сибири, но тянуло на родину, в Бессарабию, где цвели сливовые сады пышным цветом и хаты молдаванскими пестрыми коврами, где родилась и прогремела его разбойничья слава.

На Волге Котовский узнал подлинную рабочую жизнь. Работал в Жигулях бурлаком, грузчиком, смеялись над атлетом бурлаки: не курил и вместо водки пил молоко. Только ел на славу: яичница из 25 яиц была любимым блюдом.

С 1913 по 1915 годы он пытался вести нормальную жизнь, хотя и скрывался от полиции, но потом снова вернулся к разбою, причем грабил теперь он не поместья, а конторы и банки.

В 1916 году его снова арестовали и приговорили к смертной казни, но он сумел добиться помилования, найдя защитников в лице генерала А.Брусилова. В 1917 году его освободили по личной просьбе главы Временного правительства А. Керенского.

Сразу после освобождения Котовский был отправлен на Румынский фронт. Служил он храбро и даже был награжден Георгиевским крестом. На фронте он примкнул к левым эсерам и даже возглавлял один из многочисленных солдатских комитетов. После завершения боевых действии по распоряжению Временного правительства был отправлен наводить порядок в Кишинев.

В 1918 году Котовский пытался бороться с иностранной интервенцией в Молдавии, а также воевал с белыми, после нескольких неудач бежал сначала на Донбасс, а потом в Одессу.

В Одессе он свёл знакомство с такими деятелями времен гражданской войны, как Нестор Махно и Мишка Япончик, причем с последним его связывали деловые отношения.

С 1919 года Котовский служил в Красной армии, воевал с Деникиным и Юденичем.

В 1920 году участвовал в боях против Петлюры в Украине, потом части под его командованием перебросили на польский фронт. После подписания мира с Польшей Котовский вновь оказался под Одессой, где воевал против Украинской Галицийской армии.

После взятия Одессы он был направлен большевиками подавлять восстание антоновцев, затем махноцев.

С декабря 1920 года начальник 17-й кавдивизии, в апреле-августе 1921 года командир Отдельной конной бригады, участвовал в карательных действиях против крестьянского восстания Антонова, за что получил в награду Почетное революционное оружие.


В 1921-1922 годы начальник 9-й Крымской кавдивизии, за бои против Тютюнника награжден третьим орденом Красного Знамени.

С октября 1922 года командир 2-го конного корпуса.

Котовский был убит в августе 1925 года противниками советской власти.

Валентин Голубев, краевед


Памяти амурского краеведа посвящается...

 

Источник: "Просто газета" № 5(586) от 09.02.2021 г.

03:35
681
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
«Слышишь, время гудит - БАМ…»
«Слышишь, время гудит - БАМ…»
«Слышишь, время гудит - БАМ…»
«Слышишь, время гудит - БАМ…»