Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ЯРОСЛАВ ТУРОВ. ИЗ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ЛИТЕРАТУРНОЙ ЖИЗНИ ПРИАМУРЬЯ XIX-XXI ВЕКОВ

ЯРОСЛАВ ТУРОВ. ИЗ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ЛИТЕРАТУРНОЙ ЖИЗНИ ПРИАМУРЬЯ XIX-XXI ВЕКОВ

Ярослав Туров принадлежит к той категории современной творческой молодёжи, которую отличает не только высокий интеллектуальный уровень, широкий культурный кругозор, начитанность, пытливость ума, но и неравнодушие к тому, что происходит в стране и со страной, живая реакция на проявления добра и зла, повышенная чувствительность ко всякого рода фальши. Отсюда, может быть, излишняя категоричность в выражении своей позиции и «бойцовский» задор, отчасти искупаемые искренностью.

Со школьных лет у Турова было много занятий и увлечений: музыка, бальные танцы, гитара, иностранные языки, компьютер, литература, история, журналистика, наука.

В 2008 он окончил детскую художественную школу.

В 2009, занимаясь в городском научном обществе учащихся «Эрудит», написал блестящую исследовательскую работу о самой загадочной, мистической повести Гоголя «Вий» и стал лауреатом I степени XXIV Российской открытой конференции учащихся «Юность, наука, культура», которая проходит в рамках национальной образовательной программы «Интеллектуально-творческий потенциал России».

В 2010 Туров с золотой медалью окончил благовещенскую гимназию №25. Сдав ЕГЭ по литературе, он оказался в числе всего лишь двух выпускников Амурской области, сумевших набрать 100 баллов из 100 возможных. В том же году многомиллионная аудитория первого российского телеканала стала свидетелем триумфального участия Ярослава в знаменитой гуманитарной олимпиаде «Умницы и умники». Заслуженная и очень почётная победа оказалась пропуском в один из самых престижных вузов страны — МГИМО (факультет международной журналистики), куда он был зачислен без вступительных экзаменов.

Учёбу Туров успешно совмещает с большой общественной и творческой работой в студенческом союзе МГИМО, пишет художественную прозу и публицистику, готовит и ведёт программы студенческого телевизионного ток-шоу на общественно значимые темы и др.

О феномене Турова не раз говорили амурские журналисты, отмечая и удивительно раннее вхождение в литературу, и объём и жанровое многообразие им созданного (лирика, эссе, рассказы, повесть, романы). По словам Ярослава, большую роль в пробуждении у него интереса к литературе и словесному творчеству сыграли родители: Александр Иванович — преподаватель высшей школы, зав. кафедрой железобетонных конструкций ДальГАУ и Регина Игоревна — медицинский работник, а также бабушка — Галина Павловна Коноплёва, в прошлом известный амурский тележурналист.

Серьёзно художественным творчеством Туров стал заниматься в 2007, тогда же он впервые принял участие в семинаре юных литераторов, проводимом Амурским областным отделением Союза писателей России. В том же году под влиянием творчества фантаста Ника Перумова написал роман в стиле фэнтези «Акрилон. Наследие некромантов» (не издавался).

Первая публикация Ярослава состоялась в 2008, когда он учился в 10-м классе: совместно с ровесником Семёном Руденко они выпустили сборник малой прозы «Игра с огнём». В книгу вошла подборка рассказов Турова под общим названием «Не зови меня подростком»: «Новые фотографии», «Игроман», «Дарующий Бога», «История одних отношений» и др. Книга эта готовилась к печати без профессиональной редактуры, поэтому грешит многочисленными недочётами — и художественными, и стилистическими, и формальными. Печатный дебют оказался для Ярослава скорее неудачным, чем удачным, хотя и привлёк к юному дарованию внимание средств массовой информации. Последовавшие за книгой публикации Турова в литературных альманахах «Амур» (2008, 2010, 2011) и «Приамурье» (2010) заслуживают уже серьёзного внимания и представляют несомненный художественный интерес.

Рассказ «Розовое на чёрном» (2008) посвящён весьма специфическому явлению современной жизни — неформальным молодёжным группировкам. Автор нашёл оригинальный сюжетный ход: привёл во враждующие «стаи» братьев — Антона и Мишу, родившихся «в один и тот же день с разницей в пятнадцать минут», но с непохожими характерами и наклонностями. Коллизия в рассказе строится не только на внешнем конфликте (один из братьев «гопник», а другой — «эмо»), но и на внутреннем — на столкновении разных импульсов в душе каждого из ключевых персонажей. Оба эти конфликта достигают наивысшего напряжения и получают разрешение в развязке сюжетного действия, когда в жестокой схватке сходятся две непримиримые подростковые «стаи» и два родных брата. Что победит: чувство человеческого родства или стадный инстинкт, личность или толпа, любовь или ненависть? Задавшему острую сюжетную и нравственно-психологическую интригу автору удаётся удерживать читателя в напряжении до последней страницы. Он целенаправленно ведёт нить повествования, умело выстраивает диалоги персонажей, рисует драматически напряжённые сцены. Одна из лучших — сцена на танцплощадке, в которой показано воздействие массового психоза (в данном случае спровоцированного рок-музыкантами) на неокрепшие юные души. К числу художественных достижений автора можно отнести наличие ярких индивидуальных особенностей у части героев — не только у братьев Золотниковых, но и у Негра, второстепенного, но крайне важного персонажа.

В рецензии на седьмой выпуск альманаха «Амур» мэтр амурской журналистики А. С. Филоненко признавался, что на него «особое впечатление своим рассказом произвёл Ярослав Туров. Парень ещё в школе учится, делает, так сказать, первые шаги в литературе, но у него уже есть свой стиль, он заранее знает, как будет развязывать тот или иной сложный узелок». Рассказ Турова интересен и тем, что о проблемах героев-подростков пишет их ровесник. Он обнажает причины, толкающие современного молодого человека искать свою «стаю»: тотальное одиночество — в семье, в школе, в обществе в целом; физическая и психологическая незащищённость; непонимание, с которым он каждодневно сталкивается. Но главное — духовный вакуум, почти полное отсутствие моральных и идейных принципов, отсутствие серьёзных жизненных целей и ценностей, иждивенчество и инфантилизм.

В рассказе имеются и недочёты, главные из которых — стремление автора почти всему давать прямые оценки, стилевая эклектика и претенциозность. Наплывы манерности, вычурности, обилие штампов — всё это результат стремления начинающего автора выражаться «изящно», «литературно». Однако всякого рода стилистические «красивости» мирно уживаются со стилем газетной публицистики: «Стаи везде одинаковые. Различие лишь в идеологии. Психологи называют такие группировки интеллектуальным словом „субкультуры“. Но, по сути, их можно сравнить с дикими племенами папуасов какой-нибудь Новой Гвинеи… Они мнят о себе невесть что и поклоняются несуществующим богам…» Самое удивительное, что в морализаторство в этом и некоторых других эпизодах впадает не убелённый сединами ветеран, а десятиклассник, почему-то вдруг решивший облачиться в мантию сурового судии. Иногда он смотрит на своих сверстников откуда-то сверху, с заоблачных высот, и потому картина действительности выглядит плоской. Юный автор пока ещё не научился описывать сложное жизненное явление объёмно, постигая его изнутри, через психологию, мышление, ощущения героев, которые находятся в эпицентре этого мира и являются его органической частью.

Последующие публикации наглядно продемонстрировали: автор умеет учиться на ошибках, совершенствуется, стремится преодолеть художественную прямолинейность первых опытов, и многое ему удаётся. Каждый новый рассказ (любимый жанр Турова) — и узнаваем, и своеобычен. Общее, повторяющееся — обращённость к современности, к острым социальным темам и конфликтам, категоричность авторских суждений, срывы в публицистику. Традиционно и то, что попадающие в фокус изображения частные случаи и частные судьбы становятся поводом для размышлений о проблемах, которые волнуют всё российское общество. Новое — прежде всего характеры, типы персонажей: причём не только сверстников автора (они доминировали в самых первых произведениях), но и его «отцов» и «дедов». В обновлённом виде каждый раз предстаёт и автобиографический герой: он взрослеет, становится мудрее вместе с автором.

Туров не замыкается на собственных рефлексиях, проявляет интерес к миру, с большим вниманием вслушивается в то, что пытаются донести представители старших поколений, всматривается в них. И при этом остаётся человеком своего поколения — по-новому осмысливающим и прошлое, и настоящее страны.

Всё это в полной мере проявилось в рассказе «Награда» (2010), также напечатанном в альманахе «Амур». Место действия произведения — провинциальный амурский город Безлюдный, в котором без труда узнаётся Свободный. Главный герой — «молодой повеса» Максим Бобров, находящийся на каникулах студент престижного столичного вуза, которому дедушка — известный поэт Приамурья, «крупный усатый мужчина лет шестидесяти» — решил показать, «как Россия изнутри устроена». Ради этого он и везёт внука из областного центра в Безлюдный, на «Покровские чтения» («Комаровские чтения»), посвящённые памяти знаменитого дальневосточного поэта, родившегося и жившего какое-то время в этих местах.

Туров применяет в этом произведении весьма сложную повествовательную технику, основанную на принципе полифонии: хотя повествование ведётся от третьего лица, события попеременно даются с разных точек зрения, через восприятие трёх ключевых персонажей: «младшего» Боброва и двух провинциальных интеллигентов — бывшей сотрудницы городского Дома культуры, а ныне одинокой пенсионерки Любимовой и колоритного поэта-барда Шумихина. И каждый раз, когда меняется ракурс и в центре оказывается новый герой, автор строит повествование таким образом, чтобы оно было максимально приближено к лексике, фразеологии, типу мышления данного персонажа. Все эти герои даются и «извне», и «изнутри», что позволяет автору создать по-настоящему глубокие и выразительные образы.

В сравнительно небольшой рассказ Туров сумел впрессовать чуть ли не романное содержание — непростые судьбы ключевых персонажей, через которые явлена история нескольких советских десятилетий. Пожалуй, самая большая творческая удача Турова — образ барда Шумихина, в котором тоже угадывается известный прототип. Однако хотя автор «списывает», что называется, с натуры, персонажи рассказа не есть простые копии своих оригиналов.

Это, действительно, совершенно полноценные художественные образы, при создании которых используется основанный на художественной интуиции вымысел. Молодому автору удалось почти невозможное — проникнуть в само средоточие внутреннего мира своих «возрастных» героев, понять их, найти, увидеть их «болевые точки». А это становится возможным только потому, что он «сживается», фактически «сливается» со своими героями, смотрит на мир их глазами, чувствует, думает и говорит как они. Но только тогда, когда воссоздаёт их точку зрения. Когда в центре повествования оказывается Максим, в его ироническом восприятии обитатели Безлюдного поначалу выглядят почти пародийно. Но только до поры: в финале рассказа младший Бобров переживает внутренний перелом, помогающий ему увидеть этих людей в ином свете и ином измерении. Но и он в этот момент уже не тот, каким предстал на первой странице.

Попытки постижения внутреннего мира героя рассказа — своего современника, своего сверстника (и alter ego) Максима Боброва — это и поиск автором собственной идентичности, собственного «я». Но главный художественный интерес Турова не сосредоточен исключительно на собственной персоне, на пресловутом самовыражении, который нередок у начинающих авторов: когда сказать особенно нечего, запас собственных жизненных впечатлений и наблюдений невелик, зато «самовыражение» не знает границ. Ярослав озабочен не столько демонстрацией собственной оригинальности, сколько самопознанием и самонаполнением, самостроительством. Причём, самопознание для него — путь постижения смысла частного и общего существования. «Награда» наглядно продемонстрировала большой творческий потенциал, которым обладает автор.

Рассказ «Деда Ваня» (2011) тоже носит ярко выраженный автобиографический характер: его героями являются представители трёх поколений одной семьи: юный автобиографический герой, от лица которого ведётся повествование, его отец и 83-летний дед. Композиционно и концептуально произведение вытроено мастерски: по замыслу, три эти героя — художественное, образное воплощение и трёх поколений, и трёх периодов новейшей русской истории начиная с тридцатых, с предвоенного времени, и заканчивая днём сегодняшним.

Через судьбу, биографию деда, через те бесхитростные житейские истории, которые он вспоминает в застольных разговорах, исподволь развёртывается насыщенная большими трудностями «биография» советской страны. Характером, ментальностью, психологией деда Ваня — тип русского человека с крепкими крестьянскими корнями. Хотя вырос он и прожил большую часть жизни в СССР, однако по натуре, по мировосприятию мало чем отличается от своих родителей и деда. От них он унаследовал и типично русское долготерпение, и поразительную жизнестойкость, и завидное трудолюбие, и здравомыслие. Никакие испытания, никакие социально-политические катаклизмы не в силах поколебать основы его душевного устройства, изменить уклад и ритм его повседневной жизни.

Отец представляет поколение вышедшей из народа интеллигенции, впитавшей и советскую идейную «закваску», и отчасти идеалы «оттепели» и «перестройки», а потому оказавшейся мировоззренчески дезориентированной. Эта ценностная дезориентация «выключила» и отца, и многих других из активной социальной жизни. Отец не верит, что что-то можно изменить вовне. Он фигура, скорее, рефлектирующая, наблюдающая, комментирующая, чем деятельная.

Иное дело — внук, глазами которого показаны чудовищный хозяйственный развал и нравственная деградация, особенно больно ударившие по русскому селу эпохи «рыночных реформ». В сценах, связанных с прогулками по окрестностям Дормидонтовки, в полную силу проявился яркий публицистический дар автора, отсутствие у него (и его героя) страха перед серьёзными темами, гражданское неравнодушие, активная жизненная позиция, страстное желание исправить мир, изменить его к лучшему.

Автору, как и его юному герою, возможно, ещё не вполне по силам понять скрытые, глубинные закономерности жизни, её противоречивую логику, в том числе подлинные причины тех социальных и духовно-нравственных искривлений, которые поразили современную Россию и современного человека. Важно, однако, что он ощущает, чувствует эти деформации и пытается их постичь и по-своему объяснить.

В январе 2012 в издательстве «МГИМО-Университет» вышел сборник рассказов и очерков Турова «Шаги, следы». В него вошли четыре очерка об участии автора в программе «Умницы и умники» (два из них были опубликованы прежде в альманахе «Приамурье»), ранее печатавшиеся рассказы «Награда» и «Деда Ваня», а также впервые публикуемые произведения малого жанра: «Последняя квартира» и «Чистая совесть».

В течение нескольких лет (2009–2013) Ярослав работал над романом «По полю мёртвых одуванчиков», который вышел в свет в феврале 2015 года.


Соч.: Розовое на чёрном: Рассказ // Амур: Литературный альманах БГПУ. №7. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2008. С. 38–46;

[В соавторстве с С. Руденко] Игра с огнём: Малая проза. Благовещенск, 2008. 207 с.;

Награда: Рассказ // Амур: Литературный альманах БГПУ. №9. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2010. С. 50–61;

Со щитом или на щите. Путь наверх: Два рассказа по горячим следам // Приамурье: Литературно-художественный альманах. Благовещенск: Амурская обл. пис. орг., издат. компания «РИО»,

2010. С. 257–293; Деда Ваня: Рассказ // Амур: Литературный альманах БГПУ. №10. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2011. С. 66–72;

Шаги, следы: Рассказы. М.: МГИМО-Университет, 2012. 174 с. (Серия «Молодые литераторы МГИМО»).

Лит.: Бакин О. В писатели из-за школьной парты // Энергия. 2008. Сентябрь. С. 13;

Филоненко А. Спасибо за подарок! // МК на Амуре. 2009. №1. С. 3.

А. В. Урманов
доктор филологических наук,
профессор,
главный редактор альманаха «Амур»

-1
10:00
592
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|