ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 307. Письмо с крайкома комсомола в горком. Я - радиомонтёр

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 307. Письмо с крайкома комсомола в горком. Я - радиомонтёр

Когда вернулся в Облучье, директор пивзавода Александр Иванович Гузев, встретил меня с распростёртыми объятиями: «Василий, отменил свой приказ и извиняюсь перед вами за причинённые Вам неприятности. С завтрашнего  дня приступайте к работе». Но я заявил ему: «Александр Иванович, на пивзаводе свет клином не сошелся. Работайте сами, а я пойду работать туда, куда меня давно зовут».

Как выяснилось потом, из Крайкома комсомола в Горком ВЛКСМ города Облучье пришло письмо с рекомендацией о переводе меня на комсомольскую работу в Горком ВЛКСМ на должность второго секретаря. Отказался работать по линии комсомола потому, что хотел работать руками, а не языком.

Вторым секретарём Горкома был назначен Павел Загайнов, которого хорошо знал по десятому классу вечерней школы и не могу ничего сказать о нём плохого. Нормальный парень без заскоков.

Меня с распростёртыми объятиями приняли на работу в ШЧ-1 по моей флотской специальности, но на первых порах радиомонтёром по пятому разряду. Мне сказали: «Это будем считать испытательным сроком, но ты должен при Хабаровском техникуме связи экстерном сдать экзамен на радиомеханика. После этого мы поставим тебя на должность.

***

На новом месте работы меня опять единогласно избрали неосвобождённым секретарём комсомольской организации, а членом бюро Горкома ВЛКСМ, как был, так и остался.

С переходом на работу в ШЧ-1, у меня на квартире установили служебный телефон с номером «ноль сорок девять». Теперь мог по нему каждый вечер бесплатно звонить в любой город России. но мы звонили только Эленым родителям в  город Свободный.

Мне выдали проездной билет  формы «3-А», по которому мог бесплатно ездить по участку Дальневосточной железной дороги от станции Архара до Биробиджана не только в купированном вагоне любого пассажирского поезда, но и в локомотивах и товарных поездах. Имел также право носить железнодорожную форму со знаками  отличия «техник – лейтенант», но её не носил.

Китель у меня был, но петлиц и звёздочек на него не пришивал. Наша радиомастерская находилась при железнодорожном  вокзале и называлась «сороковкой» потому, что наш служебный телефон там был под номером ноль сорок.

В мои обязанности входило обслуживание радиосвязью маневровых паровозов и «толкачей» с поездными диспетчерами, также телефонная стационарная связь диспетчеров с составителями поездов. На участке Архара – Биробиджан в путейских казармах обслуживал радиоприёмники, доставляя на них батареи для электропитания.

За мной был закреплён маневровый паровоз, под номером  ЕМ 41-85, и толкач - ЕМ 42-12. Радиостанции ЖР-3 и ЖР-5 были мне не знакомы, поэтому их пришлось изучать заново. Работа требовала много новых знаний, поэтому засел за техническую литературу.

Документы из Владивостокского Политехнического института пришлось забрать и учёбу на неопределённое время отложить.

***

Теперь стал работать с Дорофеевым Яковом Степановичем, Даниленко Валерием Павловичем, а также с Макаровым Василием Петровичем, с которым был знаком по десятому классу ШРМ, и Францем Иосифовичем Туля, который был часовым мастером, обслуживающий все электрические часы на вокзале и в здании ШЧ.  Он входил в нашу команду.

Вскоре к нам на «сороковку» на должность старшего радиомеханика пришел бывший заведующий отделом культуры города Облучье Георгий Николаевич Сливинский. Все ребята были интересными людьми, но об этом расскажу немного позже.

0
593
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...