Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ТАРАСОВ Ю.А.: СВОБОДНЫЙ В 1917 ГОДУ

ТАРАСОВ Ю.А.: СВОБОДНЫЙ В 1917 ГОДУ

3 июня по старому стилю (16 июня по новому) 1917 года Постановлением Временного правительства России г. Алексеевск был преобразован в г. Свободный.

Именно с этого момента следует отсчитывать историю нашего города под современным названием. Таким образом, в начале лета 2017 года ему в этом качестве исполнилось ровно 100 лет.

О том, как было принято новое название довольно подробно написано в изданных ранее книгах и статьях по истории г. Свободного. Я постараюсь здесь лишь обобщить эти сведения, дополнить их свидетельствами других исторических источников и кратко проанализировать причины и характер данного события.

Необходимо будет также остановиться на возникновении городского самоуправления, тоже отмечающего в этом году свой вековой юбилей.

Как пишет в своей книге «Наш город» основатель свободненского городского музея Николай Иванович Попов, решение о переименовании Алексеевска было принято 10 (23) марта на торжественном митинге, организованном новыми его властями на Театральной площади (так официально называлась тогда нынешняя площадь Лазо). Непосредственным поводом для этого стало падение самодержавия, слухи о котором докатились до Алексеевска лишь 3 марта 1917 года, после того как в Благовещенске была получена извещавшая об этом телеграмма Временного комитета Государственной думы.

Первыми, разумеется, пострадали от перемены власти её представители на местах, а также все символы монархии, в том числе зафиксированные в названиях улиц и населённых пунктов имена членов царствовавшей в России династии Романовых. В Алексеевске этих символов было достаточно много, что вполне естественно, поскольку и назван он был именем наследника престола, и строился в качестве будущего места пребывания имперской администрации Приамурского края, включавшего в себя на тот момент территорию всего современного Дальнего Востока.

В первую очередь, конечно, революционная власть постаралась избавиться от старого названия города, слишком явно символизировавшего его прямую связь с ликвидированной Российской монархией. Материальным воплощением этой связи являлся стоявший на Театральной площади монумент в честь основания г. Алексеевска. Он и был взорван прилюдно на том самом митинге, где решался вопрос с названием города. Заранее заложенный под тяжёлый монумент мощный заряд лишь немного подбросил его над землёй и опрокинул на бок. Уже при падении он раскололся на части, и тут же подошедшие рабочие кувалдами разбили на куски венчавшего его большого бронзового двуглавого орла (Лазарев С.Я. Из прошлого нашего города. / Газета «Зейские огни». 22 июля 1977 г. С. 2).

Разрушение памятников истории и культуры в нормальном обществе справедливо считается проявлением варварства, но в глазах революционеров всех времён и народов такие действия являлись и являются обязательным условием победы «нового строя». Очередным подтверждением этому стали события последний трёх лет на Украине.

Кто же конкретно отдал распоряжение об уничтожении памятника основанию нашего города? Историческая наука об этом пока умалчивает.

Впрочем, догадаться не сложно. Властью в Алексеевске на тот момент считался созданный всего за три дня до митинга городской Комитет общественной безопасности (КОБ), в состав которого, по утверждению бывшей заведующей Свободненским городским музеем Ксенией Семёновной Денисовой, вошли служащие железной дороги Андрей Маркович Чекотилло и Иван Иванович Кириенко, а также некий Романский (по другим сведениям Доманский (Шиндялов Н.А. Октябрь на Амуре: Установление Советской власти в Амурской области. Март 1917 г. – апрель 1918 г.. Благовещенск: Хабаровское книжное издательство (Свободненское отделение), 1973. С. 53)), данных о котором в распоряжении историков пока нет. Председателем КОБ, а значит и фактическим главой города, являлся А.М.Чекотилло.

По информации краеведа Евгения Владимировича Паршина, недоучившийся студент технического училища и, предположительно, член партии эсеров А.М.Чекотилло являлся уроженцем г. Черкассы Киевской губернии. В Алексеевске, к моменту Февральской революции, он находился на поселении после каторги, которую отбывал на постройке Амурской железной дороги (Паршин Е.В. Наш город переименовал Чекотило? / Газета «Свободненский листок». 10 сентября 2015 г. С. 3).

Таким же политическим ссыльным, и тоже с территории нынешней Украины, был и другой член Алексеевского КОБ И.И.Кириенко, бывший депутат 2-й Государственной Думы. Вообще на ссыльном поселении в городе за год до этих событий числилось 46 семей (142 человека) (Сборник статистико-экономических сведений по Амурской области. Выпуск 5. Благовещенск, 1917. С. 158). В основном из их числа и формировалась у нас весной 1917 года революционная городская власть.

Решение об уничтожении памятника было принято, видимо, узким кругом лиц на заседании КОБ ещё до митинга по переименованию Алексеевска, поскольку ни один из известных на сегодняшний день источников не сообщает о согласовании такого решения на предыдущих собраниях граждан. И подрыв монумента, и сам митинг были неплохо организованы. Привезли даже две пушки с расчётами из находившейся в городе воинской части для производства салюта в честь принятия нового названия.

Переименование не встретило тогда особого сопротивления у жителей молодого Алексеевска. Население его в течение предыдущих четырёх с половиной лет только-только образовалось и не успело ещё накопить традиций совместной жизни, приобрести общее сознание принадлежности к единой городской общине. Это были недавние переселенцы из разных городов и сёл Приамурья и других регионов России, различного религиозного и этнического происхождения, классовой принадлежности, социального статуса, имущественного положения и политического ранга. 

Если и были среди горожан недовольные таким решением новых властей, они не смогли тогда коллективно выразить свой общественный протест. Даже обычного тогда для России городского самоуправления в Алексеевске ещё не существовало. Вплоть до Февральской революции им управлял назначенный военным губернатором области заведующий городом губернский секретарь Вячеслав Михайлович Чернов.

Неудивительно, что выпавшую из рук царских чиновников власть здесь (как и по всей стране) сразу подобрали политические противники самодержавия, которыми в Алексеевске оказались большей частью представители партии эсеров (социалистов-революционеров), прямых политических наследников народнического движения 1860-1880-х годов. Эсерами (или примыкающими к эсерам) авторы почти всех предыдущих книг и статей по истории нашего города называют не только А.М.Чекотилло, но и его коллегу по КОБ И.И.Кириенко (Н.А.Шиндялов считал его меньшевиком), и главу Центрального комитета железнодорожников З.Г.Рачинского, избранного на состоявшемся в марте 1917 года в Алексеевске съезде Амурской железой дороги. По данным Е.В.Паршина, эсером был в то время и председатель этого съезда Владимир Иванович Шимановский. Профессор БГПУ историк Н.А.Шиндялов свидетельствовал о принадлежности тогда к левым эсерам будущего комиссара Амурской железной дороги инженера Михаила Николаевича Чеснокова (Шиндялов Н.А. Октябрь на Амуре. С. 184). Лишь в 1918 году последний станет членом партии большевиков. (О вступлении в компартию В.И.Шимановского пока данных нет.)

Другие революционные партии (социал-демократы и анархисты) имели здесь тогда значительно меньшее количество своих сторонников. Да и собственных организаций в городе ни у одной из них (включая и эсеров) к тому времени ещё не было. Их партийные комитеты сформировались уже после смены власти.

Социальным слоем, делегировавшим в новые органы управления нашего города большинство их первых членов, стала интеллигенция, представленная в основном служащими железной дороги (техническая интеллигенция). В Алексеевске категория служащих в начале 1917 года практически не уступала по численности рабочему классу. Это объясняется следующими обстоятельствами:

В 1916 году сюда из Читы было переведено Управление Амурской железной дороги, личный состав которого (включая Главный материальный склад дороги), по свидетельству одного из очевидцев тех событий С.Я.Лазарева, к началу революции составлял около 700 человек. За год до этого служащих в Алексеевске представляли 254 семьи (1067 человек) (Сборник статистико-экономических сведений по Амурской области. Выпуск 5. Благовещенск, 1917. С. 158). Даже если считать, что большая часть последних тоже имела касательство к Управлению дороги, новых служащих должно было добавиться к марту 1917 года не менее 450.   Примерно на эту же численность указывает и общая площадь квартир, которую в 1915 году обязались подготовить для приёма управленцев алексеевские домовладельцы – 2500 кв. сажен (Газета «Алексеевская жизнь» № 92. Четверг 24 сентября 1915 года / ГААО Ф. 15-И. Оп. 1. Д. 314. Л. 5), то есть более 10000 квадратных метров.

Общая численность населения города за 1916 и большую часть 1917 года увеличилась на 4369 человек (с 7366 до 11735).

Рабочих семей в Алексеевске за год до Февральской революции было 482 (1813 человек), не считая 250 семей ремесленников и кустарей (1004 человек). К 1917 году их стало наверняка больше. Но насколько? Попробуем посчитать: 

Старожил города г. Свободного Сергей Яковлевич Лазарев говорит о приблизительно 1100-1150 рабочих к началу революции, не считая около 10 работников типографии Мокиной (Лазарев С.Я. Из прошлого нашего города. Зарождение промышленности. / Газета «Зейские огни». 15 июля 1977 г. С. 2). Однако он включил в это число конторских служащих Алексевского казенного лесопильного завода, до 200 работавших там же сезонщиков-китайцев и не менее сотни других отходников из Китая и Кореи, трудившихся на более мелких предприятиях. Без них рабочих среди горожан остаётся (не считая членов их семей) не более 800 человек, то есть примерно столько же, сколько и служащих.

Отчасти этим и объясняется относительно слабое влияние в нашем городе весной 1917 года традиционно рабочей революционной организации – партии РСДРП. Городской комитет её хотя и был организован в Алексеевске В.В.Поповым ещё в 1915 году (Денисова К.С. Город Свободный (Алексеевск) на Амурской железной дороге (к 85-летию его основания). Свободненская типография, 1997. С. 11), но к началу Февральской революции уже успел распасться, о чём свидетельствует обнаруженное Е.В.Паршиным в одном из номеров алексеевской газеты за март 1917 года объявление о создании парторганизации РСДРП со сбором сторонников у И.И.Даманского (возможно, как член КОБ, последний и стал тогда главой её свободненского комитета).

Большевиками в этой организации, которая в марте 1917 года включала по мнению Н.И.Шиндялова около 20 членов (Шиндялов Н.Л. Октябрь на Амуре. С. 56), считали себя очень немногие. Большая же часть свободненских эсдеков поддерживала тогда Временное правительство и сотрудничала с кадетами (конституционными демократами) и эсерами в органах городской власти. Большевистский комитет будет образован здесь, как пишет И.К.Шульман, лишь в декабре (Шульман И.К. Свободный. Краткий историко-географический очерк. Благовещенск, 1958. С. 10).

Как же происходило формирование структуры городского самоуправления Свободного в эти весенние месяцы 1917 года?

Для понимания этого процесса важно знать, что новые органы власти создавались здесь не совсем на пустом месте. К началу революционных событий в Алексеевске уже существовали некоторые общественные организации, объединявшие, правда, лишь относительно небольшую верхушечную часть местной интеллигенции. Для дальнейшего совершенствования городской инфраструктуры в августе 1916 года было создано «Общество содействия благоустройству г. Алексеевска» (Горобец Н.В. Из истории управления городом Алексеевском).

Вопросами развития в нём полноценной школьной сети занималось «Общество попечения о народном образовании».  Проблемы здравоохранения в меру своих сил пыталось решать «Алексеевское участковое санитарное попечительство». Помощь переселенцам оказывал «Попечительский совет общества вспомоществования нуждам переселенцев Амурской области». Действовало в городе и «Алексеевское при святой Ольги церкви приходское попечительство» (Адрес-календарь Амурской области за 1916 год. Существовало также «Общественное собрание», с собственной библиотекой и помещением для карточных игр, размещавшееся в отдельном рубленном доме (Краткая характеристика г. Алексеевска. 1916 г. / ГААО Ф. 15-И. Оп. 1. Д. 318. Л. 2).

В состав Правления большинства этих Обществ входили (а иногда и возглавляли их) до революции высшие местные представители власти: сам заведующий городом В.М.Чернов, заведующий 8-м крестьянским участком Василий Иоакимович Никишин и инспектор народных училищ Владимир Васильевич Колокольцев, а также ряд чиновников помельче. В марте 1917 года Никишин и Чернов исчезли из общественной жизни города, зато остальные безусловно принимали самое активное участие в революционных событиях и формировании органов местной представительной власти.

Уже 4 (17) марта, то есть на следующий день после первого митинга в иллюзионе «Солей» (теперь кинотеатр «Лазо»), представители всех общественных организаций города собрались на совещание для реализации постановления этого митинга о создании городского комитета как временного органа для избрания местной власти (Николай Попов. Наш город. Исторические очерки о Свободном (1912-2002 гг.). Свободный, 2002. С. 24). Присутствовали конечно и выдвинувшиеся на митинге революционные лидеры из ссыльнопоселенцев. Наскоро был составлен список кандидатов, из числа которых на следующем «общегородском» митинге в воскресенье 5 (18) марта произошло по виду очень демократическое (в этом, видимо, и состоял замысел организаторов) избрание членов городского комитета.

При отсутствии правильной выборной процедуры, в комитет попало много случайных людей, тем не менее поставленную перед ним задачу он выполнил – за две недели своего существования выработал проект выборов уже официального органа местного самоуправления на основе всеобщего, прямого и равного избирательного права при тайном голосовании.

21 марта (6 апреля) Временное Алексеевское самоуправление – «народная дума» - было, наконец, избрано. В составе его числилось 39 членов и 20 кандидатов. Абсолютное большинство депутатов ожидаемо оказалось из числа местных общественников и громко заявивших о себе на митингах революционных ораторов.

По партийной принадлежности больше мест досталось эсерам и социал-демократам. В числе последних числилась и небольшая группа будущих большевиков (о своём большевизме они открыто заявят только после июньских событий в Петрограде (Краткая автобиография Сорокина Георгия Васильевича. / Свободненский краеведческий музей. Папка № (22) 8. С. 3)): Г.В.Сорокин, С.Я.Шатковский и В.Ф.Жуков. Председателем Думы, естественно, стал уже признанный всеми лидер – Андрей Маркович Чекотилло (оставаясь при этом главой КОБ, как исполнительной власти).

10 (23) апреля появившееся наконец в Алексеевске городское самоуправление утвердило решение общегородского митинга об изменении названия города. Заодно было утверждено переименование и всех улиц, носивших имена и фамилию членов царской семьи, а также представителей её власти на Дальнем Востоке.

В апреле был образован в Алексеевске и первый Совет рабочих депутатов. Руководство в нём принадлежало представителям меньшевистского крыла РСДРП, поэтому органом власти в городе он не стал. Его роль, как и в других центрах области, сводилась тогда исключительно к давлению на власть снизу в целях продолжения ею революционных преобразований в интересах рабочего класса.

30 мая (12 июня), видимо получив от Временного правительства указание готовиться к переводу организации власти в Свободном на принципы Городового положения, КОБ самораспустился, передав свои функции городскому самоуправлению. Представительная часть этого самоуправления теперь уже официально стала называться Городской думой. Тогда же был сформирован и новый орган городской исполнительной власти.

До сих пор в литературе, посвящённой истории города Свободного, ошибочно утверждалось, что этим органом стала Земская управа, возглавляемая владельцем городской электростанции Даниловым. Между тем, согласно Городовому положению 1915 года, исполнительной властью в городах являлась Городская управа под началом Городского головы. В некоторых случаях, для экономии, разрешалось иметь одного только Городского голову.

О том, что г. Свободным управлял тогда Городской голова, ясно сказано в воспоминаниях Антона Исаковича Краснянского. Именно он в момент перехода власти к Совету (приблизительно февраль-март 1918 г.), как новый заведующий городским хозяйством, принимал дела у прежней власти.

Вот как описывает он эти события: «Нам дал Попов мандат на приёмку дел от городского головы Нестерова… Мы пошли в Управу. Там городского головы нету. Мы послали за ним на квартиру. Его нету. Он сбежал. Мы занялися принимать что есть налицо от служащих. Приняли кассу, документы и что было в помещении. Составили акт, что мы приняли и потом начали работать» (Воспоминания бывшего красного партизана Краснянского Антона Исаковича. / Свободненский краеведческий музей. Папка № 10. С. 6).

Земства начали формироваться в Амурской области лишь с осени 1917 года. Это были органы самоуправления негородского населения на уездном и областном уровне. В сельских волостях исполнительной властью были не Управы, а Правления.

Хозяин Свободненской электростанции Евдоким Александрович Данилов действительно был в Свободном председателем земской управы и городским головой, но не в 1917, а в 1918-1919 годах, в период белого правления в области. Об этом есть свидетельства бывших партизан. Данный факт может говорит о том. что наш город в те годы уже являлся центром уезда, иначе существование здесь Земской управы объяснить невозможно.

Интересно и этническое происхождение высших представителей первых революционных властей г. Свободного. Среди них резко преобладали тогда поляки и малороссы (понятие «украинец» для обозначения этнической принадлежности в России тогда ещё не использовалось).

Поляками были: железнодорожный служащий и депутат городской думы Сигизмунд Янович Шатковский (впоследствии ставший большевиком), Зигмунд Густавович Рачинский. Польское происхождение имел Владимир Иванович Шимановский (Паршин Е.В. Наш город переименовал Чекотило? С. 3). Возможно к этой же национальности принадлежал и третий член КОБ Романский (или Доманский).

Малороссами являлись А.М.Чекотилло и И.И.Кириенко. Единственным русским (великороссом) среди высших руководителей Свободного в досоветский период революционной его истории можно считать лишь Нестерова, ставшего городским головой после отъезда в июле 1917 года на родину Чекотилло.

В целом можно заключить, что преобразование г. Алексеевска в г. Свободный было вызвано крутым переломом в истории всей России, более чем на десятилетие определившим дальнейшую его судьбу. Вместо того, чтобы в самом скором времени стать административным и культурным центром всего российского Дальнего Востока, он превратился в заштатный провинциальный городок с неопределёнными политическими функциями и почти не растущим населением.

Только начало индустриализации, да последовавшее вскоре за этим превращение его в столицу БАМЛага вновь стимулировали его бурное развитие в 30-е и последующие годы.

Но это уже была совсем другая история...

Источник - www.proza.ru

10:40
1320
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|