Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 253. Служба. Бунт на камбузе

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 253. Служба. Бунт на камбузе

Меня мало интересовало то обстоятельство, куда попал служить Миша Титаренко, потому что не считал его за друга да и сильно обиделся на него из-за того, что по дороге во Владивосток тот тайком уплетал своё сало, забыв о том, что в первый день нашего пути помог мне съесть все мои продукты.

Неожиданно получаю от него письмо, в котором он сообщил мне о том, что находится в «Школе оружия» на острове Русский. Мы обменялись несколькими письмами. Находясь в увольнении, он несколько раз посещал меня. После окончания школ эта связь прекратилась.

Из дому мне пришло письмо, в котором писали о том, что на острове Русский служит сын наших соседей Владимир Тунчиков, которые на улице «Первомайская» у Поповых купили дом, некогда принадлежавший бабушке Семёновной Эммы. Мы списались с Володей и потом встретились. Он служил на Холувае в береговой обороне и обслуживал Ворошиловскую батарею.

Этой батареей на подходе к Владивостоку пристрелен каждый квадрат моря. Вход туда был запрещён, поэтому я знаю о ней только по рассказам Володи. «Под землёй находится много этажей. Стоимость одного выстрела равна стоимости трактора».

***

Мне выпадала честь стоять на посту «Номер один» - у знамени  «Школы связи», на пирсе разгружать баржи с продуктами и углём, но больше всего мне понравилось ночная вахта в медпункте, где можно было немного погреть бока в теплой камере.

Эта камера представляла собой продолговатую сферу, внутри оснащённую электрическими лампами накаливания. Ляжешь внутрь, закроешь глаза и представляешь, что ты - под горячим южным солнцем.

Много раз бывал в нарядах по камбузу, где чистил картошку, кочегарил в топках, над которыми стояли котлы с варевом для курсантов школы связи.

Кормили нас очень хорошо, но однажды молодые коки решили подхохмить, положив в  одно из блюд сваренный бараний «член». После этого они стали наблюдать за происходящим, но хохмы не получилось, а вместо неё матросы отказались принимать пищу и потребовали на камбуз командира. Произошел бунт.

В то время за такое происшествие все командиры могли поплатиться погонами, а матросы свободой. О бунте доложили наверх. Моментально на камбуз, в сопровождении нескольких офицеров, пришел капитан первого ранга Лившиц. Не обращая внимания на галдёж матросов, прошел к столу, где стоял обед с бараньим членом, сел за стол, пододвинул к себе «деликатес»,  приступил к еде, предложив офицерам  последовать его примеру.

Матросы, наблюдая за  происходящим, притихли. Съев всё без остатка, офицеры встали и, как по команде, вышли из-за стола. Лившиц посмотрел на матросов с улыбкой и говорит: «Всё вкусно и съедобно! Отличный обед!». Офицеры удалились под аплодисменты матросов. После их ухода «виновнику торжества» досталось от матросов на всю катушку.

«Лучше бы ты подавился тем «членом», чем нам пришлось краснеть перед командиром!» - кричали на него все хором. После этого случая первым пробу стал снимать дежурный офицер, и только после этого кормили личный состав.

Жизнь сложна и запутана, поэтому упрощать её не следует.

10:00
1419
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
9 Мая в Свободном прошли два блиц-турнира
Глава областного ведомства довёл до журналистов результаты проведённой проверки
18 марта 1918 года - официальная дата образования амурских органов внутренних дел