Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Жёлтый дьявол. Том 1. Гроза разразилась. 1918 год. Глава 19. Похищение заговора

Жёлтый дьявол. Том 1. Гроза разразилась. 1918 год. Глава 19. Похищение заговора

Глава 19-я

Похищение заговора

1. В пять утра

Уже с полчаса какая-то женщина прогуливается взад и вперед по тротуару недалеко от японского клуба.

Ранний утренний час. Что нужно этой женщине?

Вдруг к ней со стороны клуба быстро приближается Ефим и шепчет:

– Он!

В это мгновение появляется в полосе света автомобиля женщина. Она заламывает руки и с громким стоном падает на панель, почти посреди дороги.

– Остановите машину! – кричит Луцкий шоферу. – Тут упала какая-то женщина.

Он мгновенно выскакивает из автомобиля и подбегает к упавшей.

– Мадам, мадемуазель… Что с вами?

Она, по-видимому, без сознания. Глаза закрыты. На нежном овале лица яркий румянец. Тонкие алые губы еле заметно вздрагивают.

Что-то знакомое! Да, да – он ее где-то видел – он припоминает. Но каким образом она здесь?

– Шофер, помогите ее положить в автомобиль!

Китаец про себя двусмысленно улыбается.

– Мадам умирай, мадам капитана…

– Дурак! Поезжай ко мне. Быстрее!

Он бережно укладывает ее на сиденье автомобиля и рукой поддерживает беспомощно спущенную голову Ольги.

Как странно! Опять эта женщина! Но уже не как образ, а в'явь.

Быстро автомобиль доезжает до дома Луцкого. Он берет Ольгу на руки и относит в столовую на большой диван.

Ольга раскрывает глаза.

– Где я? Ох, пустите! Где я?

– Не бойтесь, не бойтесь. Я вам не сделаю никакого вреда. Я – ваш знакомый.

– Вы?

– Ну, да. Разве вы не помните: японский штаб, допрос, офицер. А затем я не уверен, но мне кажется, что я видел вас во Владивостоке.

– Так это вы? – Ольга порывисто схватывает его руку. Но в тот же момент порыв гаснет…

– Вы меня подобрали, чтобы арестовать и повести опять в ваш штаб?!

И с истеричной решимостью:

– Но, знайте, я вам не сдамся… Я…

– Зачем, зачем! Ну, не волнуйтесь. С вами был обморок, и вам вредно волноваться. Я уже сказал, что я вам не сделаю никакого вреда.

– Ну, так пустите меня! Я хочу домой!

– Пожалуйста, но я был бы счастлив, если бы вы разрешили мне довести вас в моем автомобиле.

– Хорошо… Я так устала… – Она уже доверчиво прислоняется к плечу полковника.

Рука ее случайно остается в руке полковника. Полковник не отнимает своей. Голова Ольги медленно опускается на подушечку дивана, и она закрывает глаза.

Через несколько секунд грудь ее равномерно поднимается и опускается – она спит.

– Еще как девочка, – думает Луцкий. – Совсем маленькая, но уже побывала на фронтах, страдала… Чем она занимается теперь?

Он не знает. Но она так мила… невинна…

И, подчиняясь какому-то неведомому рефлексу, он машинально наклоняется к ней и еле заметно дотрагивается губами до ее руки…

– Очень вам благодарна, – говорит Ольга Луцкому у подъезда его дома. – Уже утро, и я пойду пешком…

– Я буду рад вас видеть у себя…

Ольга сдвигает брови.

– Нет, нет! – предупреждает ее Луцкий, порывисто схватывая ее руку. – Просто так, поверьте мне.

– Хорошо, я верю вам, – отвечает Ольга.

– Я буду ждать вас завтра в шесть…

– Хорошо!

Ольга уходит. Она довольна. Не даром они с Ефимом вслед за Луцким приехали из Владивостока сюда в Харбин… Не даром.

 

2. Итак, ровно в восемь

– Поймите же наконец, что это и есть интересы нашего народа… поймите, что…

Полковник увлекся своей миссией наставника и говорит, говорит убежденно… Аудитория для полковника благодатная: всего два розовых ушка…

Ольга слушает с видимым вниманием. Изредка возражает, но мягко, точно провинившаяся уступает.

Полковник в восторге.

Как быстро ему удалось повлиять на нее! Вот что значит сила убеждения. Никак – личный магнетизм.

– А теперь расскажите что-нибудь из своих похождений, – просит Ольга.

Полковник не заставляет ждать. Одна за другой перед глазами Ольги развертываются картины его фронтовой жизни, десятки рискованных предприятий, из которых полковник всегда выходил победителем.

И в подтверждение своих рассказов он то и дело демонстрирует фотографические карточки, кинжалы, револьверы…

– Вот эта шкатулка – подарок персидского посла. Когда я был начальником дивизии на Кавказе…

– Вы были и начальником дивизии? – с явным восхищением восклицает Ольга.

– Да! Да вот взгляните на этот документ… – он вынимает и показывает ей мандат штаба.

– Вы, вероятно, занимали много ответственных постов? – не скрывая своего любопытства, спрашивает Ольга.

– О! – и один за другим перед глазами Ольги раскрываются различные мандаты и назначения.

– Интересно! – только и может выговорить Ольга.

Полковник чувствует, как он вырастает в ее глазах, и это пьянит его самолюбие. Ему хочется быть самым умным, ловким, сильным, – чтобы она… да может ли это быть… чтобы она полюбила его крепко, крепко – вот сейчас – навсегда…

Стрелки миниатюрных часов на браслете Ольги показывают без пяти восемь.

– А что у вас за странные трости в передней? – спрашивает Ольга. – Я видела их, когда вошла. Это тоже реликвии?

– О, это замечательная история… Вы заметили, что концы их зазубрены…

– Нет, я не успела их разглядеть.

– Я сейчас вам их принесу.

Полковник выходит. Быстрым движением Ольга схватывает бумажник, раскрывает: нет, нет! Все бумаги! А! Потайное отделение: вот он – голубой конверт.

Два шага к камину. Конец свесившегося внутри камина шнура. Конверт и шнур – вверх.

Одна минута девятого.

Ольга спокойно перебирает коллекции открыток, когда входит полковник. В руках у него две трости.

– Так вот – эта история началась еще в Сингапуре… Мы…

С крыши соседнего с домом полковника здания спускается Ефим.

– Все теперь прекрасно. Лишь бы Ольга выпуталась. Ну – она-то сумеет…

Длинные тени ползут за Ефимом.

Неожиданно черный мешок окутывает его голову, и чьи-то цепкие пальцы сжимают горло.

Но Ефим не зря – бывший токарь. Мускулы упругие, крепкие, как сталь пружинясь напрягаются.

Ра-ас-с-с! – резкий поворот, и сразу слышно, как один из напавших со стоном валится.

Он тотчас же вскакивает. Но полторы секунды достаточно, чтобы, схватив через плечо голову другого противника, бросить его наземь.

В следующую секунду Ефим сбрасывает и мешок.

Только теперь он видит, что напавшие на него: два китайца.

Первый из них вскакивает на ноги, схватывает Ефима за горло. В то же время второй, тоже поднявшийся, наваливается на Ефима сзади.

Три тела клубком катятся по земле. Ефим чувствует, что китайцы все-таки его одолеют. Но что им надо?

Вдруг наверху Ефима лежащий китаец вскакивает на ноги. Одну секунду видит Ефим: в руках китайца голубой конверт. Рванувшись со всей силой, Ефим тоже вскакивает на ноги и схватывает конверт. Удар коленом в живот – китаец падает. В руках Ефима половина конверта.

Но Ефим этого не замечает. Сжав кулак с документом, он бежит изо всех сил.

 

3. Любовь и долг

Девять часов вечера.

Полковник, достаточно наговорившись, собирает свои коллекции и карточки. Взгляд его на момент останавливается на бумажнике, лежащем на столе. Он берет его и, прежде чем положить в карман, заглядывает в потайное отделение. Он это делает каждый раз, когда берет бумажник.

– Что это? – Зрачки его ширятся. Он стремительно подбегает к Ольге и впивается в нее взглядом.

– Вы?

– Что с вами, полковник? – испуганно говорит Ольга, – что случилось?

– Не притворяйтесь! Вы знаете, где голубой конверт. Он был тут – в бумажнике. Где он сейчас? У вас?

– У меня нет никаких голубых конвертов.

– Нет? – полковник подбегает к окну. Нет, окно крепко заперто. Документ должен быть тут. Тут в комнате или у нее.

– Вы обманули мое доверие к вам. Я вынужден вас арестовать.

– С этого нужно было начать, – насмешливо говорит Ольга. – Хотя я подозревала об этом с самого начала. Еще с того вечера. И незачем вам было придумывать какую-то историю с голубым конвертом.

Полковник в бешенстве, сжимая кулаки, бегает по комнате. Что теперь делать, что делать?

– Ну, арестуйте же, – говорит Ольга. – Я жду.

Полковник не знает, что делать. Может быть, в самом деле она ничего не знает. Но где же конверт? Как он мог исчезнуть?

Нет! Нет! Не может быть, чтобы это была она. Но как же иначе?

С лихорадочною поспешностью он вытряхивает все содержимое бумажника. Пересматривает все. Роется в ящиках стола, шкатулочках, везде, везде, там, где он никогда даже не думал прятать этот документ.

Голубого конверта нет.

Полковник сидит, сжавши голову руками. О, это ужасно! Как это могло случиться? Что скажет теперь баронесса? Каковы будут последствия, если содержимое документа узнают заинтересованные стороны?

– Надеюсь, вы не полагаете, что я тут намерена ночевать, – слышит он спокойный голос Ольги. – Прощайте, полковник, я ухожу.

Как она может говорить так спокойно? Он стискивает зубы. Затем две резкие складки окаймляют рот. Полковник встает.

– Простите! Вы сейчас никуда не уйдете. Вы останетесь тут, пока я позвоню в полицию. Вы – арестованы!

Ольга гневно сдвигает брови. С нескрываемым презрением она смотрит на полковника.

– Вы… вы смеете…

Точно штопором врезывается этот взгляд в полковника. Ах, может быть, в самом деле она ничего не знает? Он опять колеблется. С неимоверным усилием овладев собою, он почти выдавливает слова:

– Но поймите… поймите! Я не могу иначе!.. Мой долг требует.

И, подавляя бурлящую в себе пену нежности, он твердыми шагами направляется к телефону.

– Алло! 5-35.

 

4. Палец в конверте

– Полковник, я так рада… так рада…

Ольга бросается в объятия Луцкого.

– А документ где? – сурово спрашивает баронесса.

– Здесь!

В руках Ольги голубой конверт. Смеясь, она передает его баронессе.

– Получайте!

– Благодарю вас! – Баронесса улыбается и, лорнируя Луцкого, спрашивает:

– Когда же ваша свадьба?

– Через две недели, – отвечает Луцкий. И, повернувшись к Ольге: – не правда ли, Олечка?

– Да, да, милый! Баронесса, если бы вы знали, как нам хорошо. Мне только жаль вас!

– Меня?

– Ну, да! Вам тоже пора выйти замуж.

– Я уже замужем!

– Вы? Кто же…

– Вот – мой муж!

Из-за портьеры появляется Ефим в элегантном фраке. Он подходит к баронессе и целует ее в обе щеки.

Все что угодно, но этого и спящий не вытерпит. С остервенением Ефим сбрасывает одеяло и долго не может прийти в себя.

– Фу, какая нелепость! – плюется Ефим. – Ну и сон. И приснится же…

Ефим думает:

– А что теперь с Ольгой? – Последнюю записку от нее из тюрьмы он получил на прошлой неделе. Прошло уже пять дней… А он просил ее посылать записки ежедневно.

– Правда, Луцкий к ней неравнодушен. Но ведь он не один. Белые не остановятся ни перед чем, чтобы отыскать документ. Да, Ольге несомненно угрожает опасность. Нужно спасти её, пока не поздно.

– А документ, – усмехается про себя Ефим, – они все-таки не получат. Документ спрятан в надежном месте и останется там, пока он добудет вторую половину его. А тогда…

Стук в дверь.

Голова боя.

– Капитана! Ваша пакет…

Он подает Ефиму объемистый конверт.

От кого? Откуда? Ефим спешно рвет края пакета. Из конверта на колени его падает тонкий женский палец, ударяется об ногу Ефима и скатывается на пол.

Ефим стоит, расширив глаза, ничего не понимая.

Потом, спохватившись, судорожно схватывает записку, находившуюся в конверте.

Она, по-видимому, была обернута вокруг пальца, потому что местами запачкана кровью.

Текст ее:

Жизнь вашей знакомой, арестованной белыми, в ваших руках.

Мы требуем немного: обрывок документа, имеющийся у вас.

Мы ждем вас сегодня в чайном домике Ши-фуна.

Приходите одни.

– Что делать? Что теперь делать? Они замучают Ольгу, если документ не будет возвращен.

И он с ужасом поднимает палец, лежащий на полу.

 

5. Что задумал Ефим?

Вечером того же дня Ефим рассчитывается с хозяином комнаты, которой пользовался для свидания с Ольгой.

– Я уезжаю в небольшое путешествие, – говорит он хозяину, – и не знаю, когда вернусь.

 

Продолжение следует...

Предыдущие главы

16:20
8551
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|