Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы

Жёлтый дьявол. Том 1. Гроза разразилась. 1918 год. Глава 3. Авантюристка

Жёлтый дьявол. Том 1. Гроза разразилась. 1918 год. Глава 3. Авантюристка

Глава 3-я

Авантюристка

1. Арест авантюристки

Предместье Иркутска Глазково. В меблированных комнатах «Звездочка» баронесса Глинская делает свой утренний туалет.

В соседней комнате ее ждут несколько переодетых в штатское белогвардейских офицеров.

Разговор.

– Да, чёрт возьми! Если-б не эти проклятые Черемховцы, Иркутск был бы нашим.

– Да, если б вы раньше овладели портфелем, может быть восстание было бы выиграно.

– Ничего. Еще не поздно. Портфель в верных руках полковника С.

– Он уже назначен комиссаром Центро-Сибири.

– Ну, а тот настоящий?

– Мертв! Можете быть покойны.

– Расскажите, как обстоит дело с организацией восстания в Иркутске.

– Здесь вдохновительница восстания – наш штаб – баронесса Глинская. Она всего неделю как из Петрограда. А вот и сама…

В комнату, шурша шелками, входит изящная, надушенная баронесса.

– Здравствуйте, господа!

Присутствующие в комнате вскакивают со своих мест и, торопясь, один за другим прикладываются к выхоленной руке баронессы.

– Господа, – говорит баронесса, опустившись в кресло. – Мы можем открыть наше совещание. Полковник Эллерц Усов – ваше сообщение.

– Оно очень краткое, – отвечает полковник, – чехи на днях восстанут. Тайным советом Японии гарантирована поддержка… Я хотел бы…

Полковник делает паузу и прислушивается.

– Какой-то шум на лестнице, – шопотом замечает один из офицеров.

Моментально все настораживаются. Баронесса Глинская бледнеет и выхватывает из-за корсажа браунинг.

– Господа, мы окружены!

Все хватаются за револьверы. Слышны гулкие удары в дверь. Офицеры громоздят к ней шкафы, столы и стулья.

– Сдавайтесь! – кто-то кричит сквозь импровизированную баррикаду.

Офицеры отвечают залпом.

Вдруг что-то блестящее мелькает над загромождениями и…

В соседней комнате баронесса Глинская лихорадочно связывает концы сорванных портьер, выбрасывает один конец их через открытое окно, другой конец привязывает к оконной раме. Еще момент – и баронесса вскакивает на подоконник, цепко ухватившись за спускающуюся вдоль стены портьеру…

…и гулко об пол ударяется граната. Затем оглушительный взрыв, и в воздух взлетают окровавленные куски человеческого мяса…

На баронессу валятся осколки стекла… Баронесса выпускает из рук портьеру и падает вниз…

2. Оперативный штаб в тюрьме

В камере № 59 баронесса Глинская. Она уже второй день, как в тюрьме, попавшая прямо с побега в руки ЧК.

Баронесса не унывает. Она уже успела познакомиться со своими тюремщиками. Она уже связана с волей и свободно переговаривается с соседними камерами.

Удивительная красота баронессы оказывает ей не малое содействие во всех ее замыслах.

– Глинская, выходите!

– Куда?

– На допрос, – отрывисто бросает конвоир.

По узким коридорам он проводит ее в неуютную накуренную комнату следователя.

Следователь – маленький белобрысый старичок, поправляя золотое пенсне, вскидывает глаза.

– Вы Глинская?

– Я!

– Очень приятно, – нечаянно вырывается у следователя. Как ни старается он, но не может скрыть своего очарования красотой баронессы.

– Разрешите сесть, – говорит баронесса, видя его смущение.

– О, пожалуйста!

Баронесса садится сбоку следователя. Два дня тюрьмы не могли развеять волнующий запах духов баронессы, а ее пышная грудь, – как раз в том направлении, в котором сейчас смотрит следователь.

Кокетливо улыбаясь, баронесса трогает какую-то вещичку на столе, приковывая этим взгляд следователя к своим тонким выхоленным пальцам, изящно отманикюренным ногтям. Конечно, следователь не замечает, как другая рука баронессы опускает в наружный карман его пиджака какой-то конверт.

– Не пора ли приступить к допросу, – говорит баронесса, – хотя я сегодня так устала, что если б можно было отложить допрос, я бы…

– О, не беспокойтесь! Я ведь могу навестить вас и в камере. Я сам зайду. Да-да!

И неуклюже ковыляя на старческих дряхлых ногах, следователь провожает баронессу до двери.

– Не забудьте прийти в этом пиджаке. Вы мне в нем очень нравитесь.

И очаровательно улыбаясь, баронесса удаляется.

3. Смерть или симуляция

– Скорее в камеру 59! Врача. О, это ужасно! А где начальник тюрьмы? Нужно составить акт.

Белобрысый старичок суетится не в меру. Похоже, что в тюрьме открыли склад динамита, или удрали все заключенные.

Ни то, ни другое не случилось. Просто часовой заглянул в глазок камеры 59 и увидел спящую Глинскую.

Можно спать неподвижно час-два, но нельзя спать в течение всего дня. Неподвижность Глинской показалась надзирателю подозрительной. Не разбудив баронессу окликами, он побежал к начальнику.

– Неужели она отравилась?

Следователь, врач, начальник тюрьмы и два надзирателя отправляются в камеру. Врач прикладывает трубку к груди баронессы, щупает пульс…

– Она мертва! – после быстрого осмотра лаконично заявляет врач.

– Вот так-так, – говорит начальник тюрьмы. – Это здорово! Ну, давайте составлять акт, да поскорее уберем эту дрянь…

Сердито сплевывая сквозь зубы, он вытаскивает из портфеля лист бумаги и размашисто пишет акт. Под ним подписывается начальник тюрьмы, следователь, врач и двое надзирателей.

– Труп прикажете убрать? – спрашивает надзиратель.

– Да, суньте в мешок и заройте у стены.

– Постойте, – вмешивается следователь. – Не будет ли это слишком поспешно. Баронесса – видный белогвардейский организатор, и ее внезапная смерть в тюрьме может вызвать разные толки.

– Что же вы хотите предложить? – недоумевает начальник.

– Завтра сюда приезжает комиссар Центро-Сибири. Было бы удобнее, если бы он лично убедился в смерти Глинской.

– Да, это лучше, – соглашается начальник. – Отнесите труп пока в сарай.

4. Труп в мешке

– Алло! Да, это я, Берзин – председатель Губчека. Что, умерла Глинская? Ну туда ее… Почему же в сарае? Какого комиссара? Ладно. Я сейчас приеду.

– Товарищ шофер, машину. В тюрьму.

В сопровождении начальника тюрьмы и надзирателя Берзин отправляется в сарай. Мешок с трупом баронессы небрежно брошен на дрова. Мешок такой длинный, неуклюжий, что даже совсем близко похож на тоще набитый соломенный тюфяк.

– Снимите мешок, – приказывает Берзин, подходя к трупу; надзиратели поспешно стягивают мешок.

У присутствующих вырывается невольный крик. Даже Берзин в изумлении отступает назад.

– Это… Это, по-вашему, баронесса?

Иллюзия на этот раз не обманула. В мешке оказался самый обыкновенный соломенный тюфяк.

– Товарищ Гаврилов, – обращается Берзин к начальнику. – Я обязан вас арестовать. Но не скажете ли вы, как это могло случиться?

– Товарищ Берзин, – у Гаврилова заплетается язык. – Я право… Врач констатировал… Следователь…

– Позовите сюда их обоих, – приказывает Берзин надзирателю.

Надзиратель бежит к телефону. Но из квартиры следователя сообщают ужасную новость: следователь убит ночью в своей комнате и только что обнаружили его труп…

– А где врач?

– Врач не возвращался домой со вчерашнего вечера, а где – неизвестно.

– Ага! Так…

Берзин что-то соображает. Потом коротко отдает приказание:

– Отведите начальника тюрьмы в Губчека. Усильте охрану тюрьмы. А сейчас – скорее мне машину…

5. Бегство

Полуночный час. Тихо в сарае. Только где-то крысы скребутся в углу. Бледный лунный луч одиноко проникает сквозь щель в крыше.

Но, чу… В самом ли деле так явственно скребутся крысы. Пожалуй эти звуки более похожи на звук распиливаемой доски…

Да, да, да… В углу сарая за дровами копошатся двое, мужчина и женщина.

– Ну, как? – спрашивает женский голос.

– Поддается… сейчас. Доски это пустяки…

– А веревки с вами?

– Есть все. Надеюсь, справитесь сама.

– О! Я не ваш следователь. Кстати, крепко ли вы его?..

– Будьте покойны! Окончательно… Главное – как там будет за стеной.

– Об этом не беспокойтесь. Письмо, которое я положила в карман следователя, было по пути уже перехвачено нашими. Воображаю, как удивился старичок нападению бандитов.

– Да, он рассказывал… Ну, довольно. Доски все. А теперь будьте осторожны. Нам лучше пробраться вдоль стены к угловому выступу тюремной ограды.

Баронесса и врач осторожно вылезают из сарая и ползут к стене.

Двадцать шагов часового в ту сторону – десять шагов беглецов вдоль стены. Так – шаг за шагом. А вот и угол.

Выждав момент, врач перекидывает через ограду веревочную лестницу. Еще момент и баронесса уже наверху. За ней – врач.

Но не все совершается с заранее определенной регулярностью. Везде бывают исключения.

Неожиданно часовой оборачивается на пятнадцатом шагу и, моментально осмыслив происходящее, вскидывает к плечу ружье.

– Стой!.. Стой!.. – Пах!.. Выстрел. Резкий свисток часового.

– На помощь!

По эту сторону ограды валится тело врача, по ту баронессы.

В тот же момент к падающей баронессе подбегают несколько вооруженных людей.

 

Продолжение следует...

Предыдущие главы

13:00
3778
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|