Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 406. Иван Иванович Булавко. Увольнение с БЛПК. Братский алюминиевый завод

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 406. Иван Иванович Булавко. Увольнение с БЛПК. Братский алюминиевый завод

Ездить на работу приспособился с начальством из управления Строительства Братского лесопромышленного комплекса на служебном автобусе, где познакомился и подружился с замечательным человеком Иваном Ивановичем Булавко.

От Ивана Ивановича узнал, что тот страстный радиолюбитель и, несмотря на то, что он был старше меня на много лет, между нами завязалась настоящая дружба. К слову, он поддерживал радиосвязь с лётчицами Полиной Осипенко и Грезодубовой в то время, когда те совершали свой легендарный перелёт Москва – Дальний Восток.

Очень интеллигентный, спокойный и доброжелательный человек – таким он остался в моём сердце на всю жизнь. У Ивана Ивановича я впервые увидел первые номера журнала «Радио» со старым названием «Ротфронт» и «Историю государства Российского» под редакцией Соловьёва и Костомарова.

В знак нашей дружбы он подарил мне дореволюционное издание Костомарова в трёх томах, его бережно храню в своей библиотеке.

Сам Иван Иванович был коренным петербуржцем, но судьба распорядилась так, что он навечно остался лежать в сибирской земле - на кладбище посёлка Падун.

***

В октябре у меня заканчивался северный договор с БЛПКа, но я его решил перезаключить. Для этого мне нужно было заручиться согласием Олега Александровича Мельникова - директора завода, который заменил, ушедшего Солошенко,  или Григория Михайловича Шулькина - заместителя главного инженера комбината. Когда пошел к ним за подписью, оказалось, что О.А. Мельников и Г.М. Шулькин находятся в отпусках

В кресле директора второго завода временно восседал Владимир Михайлович Олонцев. Когда пришел к нему, то он, узнав о причине моего визита, принял важный вид, надулся, как петух, и заявил: «Перезаключать договор с тобой я не буду. Предлагаю два варианта: ты переходишь в постоянные работники комплекса и работаешь без договора, или увольняешься по окончании договора. Решай сам, что тебе делать».

Знал, если на другой день выйду на работу хотя бы на час, то моё увольнение по окончании договора, с точки зрения закона, не состоится. Войду в штат комбината и стану "послушной игрушкой" в руках Олонцева. Если потом захочу уволиться из БЛПКа, потеряю 50% северных надбавок. Не откладывая на завтра, я настоял о немедленном увольнении по окончании северного договора.

***

На Братский алюминиевый завод меня, без всякого блата, сразу взяли в службу автоматизации завода электрослесарем по шестому разряду и направили во второй цех на машину «Алюминий». Эту машину можно назвать громадным компьютером по автоматическому управлению электролизом алюминия.           

Новый коллектив - новые отношения. БРАЗ состоит из трёх цехов, электролизный процесс в которых осуществляется отдельными, не зависимыми друг от друга системами «Алюминий». Службой КИПиА руководил Бухаров, а системами «Алюминий – 3» командовал Черемисин.

На каждой системе был свой начальник участка и мастер. Сначала меня определили в цех номер два, но через неделю направили в цех номер три, где начальником участка был Николай Максимович Артамонов, мастерами Юрий Валентинович Агафонов и Виктор Логвиненко – тот самый Логвиненко, с которым мне пришлось работать  в телеателье.

За каждым из электрослесарей, каковым числился и я, были закреплены свои корпуса. За Владимиром Ряполовым корпуса номер семнадцать и восемнадцать, за Валерием Коробовым двадцатый и двадцать первый, за Вадимом Сырямкиным двадцать первый и двадцать второй, мне достались  двадцать третий и двадцать четвёртый.

Каждый из нас отвечал за своё оборудование и не зависел друг от друга, поэтому отношение в коллективе были хорошими, хотя и там иногда были свои заморочки. Почти все ребята были со средним техническим и высшим образованием, не считая Владимира Ряполова, который от рождения был самородком и мог любого инженера «заткнуть за пояс».

Если требовалась кому-то из нас помощь, никто, кроме Валерия Коробова, с этим не считался. Валерий мне заявил сразу: «Василий Иванович, на мою помощь не рассчитывайте,  потому что у вас шестой разряд, а у меня пятый». Понимал его обиды. Он надеялся получить шестой разряд, а тут приняли меня, и до этого свободной единицы шестого разряда не стало. Я этого не знал и себя перед ним виновным не считал. Как бы там ни было, но натянутых отношений у меня ни с кем не было.

Коллектив, в который попал, был настолько хорошим, что моя работа в нём стала отдыхом против того, что испытывал в телеателье и на БЛПКа. Большую роль в этом приписываю Николаю Максимовичу Артамонову, Виктору Логвиненко, Юрию Агафонову и Владимиру Ряполову. Таких замечательных людей и товарищей по работе давно не встречал.

10:50
1591
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Весь семейный бизнес Ишаева тесно завязан на работу с госструктурами
... а в Амурской области есть "потери" сети Интернет?..
Инициативу озвучили на III Всероссийской конференции «Демографическое развитие Дальнего Востока»