Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Дополнительный материал №3

Телеграмм-канал "ЗАПИСКИ ДЕДА ВИТИ". Дополнительный материал №3

Мемуары деда обрываются на 1936 г. Ему было всего 26 лет. Но героический период его жизни был еще далек от завершения. Впереди была Великая Отечественная война. Нам мальчишкам дед часто рассказывал истории из своей фронтовой жизни. А фронт для него проходил по реке Амур. Дед служил на китайской границе, но с той стороны Амура в ту пору были не китайские пограничники, а японские войска.

Северный Китай был захвачен японцами еще в 1932 году (задолго до начала Второй мировой войны), в северном Китае (Манжурии) была расквартирована миллионная японская армия – Квантунская. И вот эта военная машина, союзная с фашистской Германией, «висела» над советским Дальним Востоком в течение всей Великой Отечественной войны. Ей противостояли советские пограничники и войска Дальневосточного фронта. Провокации со стороны японцев были непрерывными, особенно зимой, когда Амур покрывался льдом.

Например, дед вспоминал такой случай. Японские офицеры были вооружены «оружием чести» - самурайскими мечами. И вот, чтобы показать свою доблесть, они выходили на охоту за советскими пограничниками – и, к сожалению, им иногда удавались приносить к себе отрубленные головы наших ребят. Наши ребята, тоже были – «не промах», и отстреливали нахальных японцев.  

Син-гунто. "Оружие чести"

К концу войны дед уже командовал пограничной заставой, у него была своя агентура среди китайского сопротивления и он хорошо знал расположение приграничных японских соединений. Это очень помогло во время молниеносной военной компании в августе 1945 года, когда Советский Союз, выполняя свой союзнический долг, ударил по японским оккупационным войскам в северном Китае.

Советским пограничникам была поставлена задача обезвредить японские погранзаставы перед основным наступлением наших войск. В ночь на 9 августа 1945 года дед поднял по тревоге свою заставу. Наши пограничники незаметно для японцев переправились через Амур, бесшумно ликвидировали часовых и без единого выстрела взяли в плен весь гарнизон японской заставы, вытащив их из коек.

За этот эпизод Виктор Яковлевич Спригуль получил свою первую боевую награду – Орден Красного Знамени.  

После войны дед продолжал службу в погранвойсках на Дальнем Востоке. В послевоенные годы отношения с китайцами были дружественными. Зимой, на Новый год посреди Амура на льду устанавливалась большая елка между советским Благовещенском и китайским Хэйхэ (Сахаляном). Ребятишки веселились вместе - с одной и другой стороны. 

Летом наши пограничники частенько спасали китайских рыбаков, выходящих на утлых лодочках на середину Амура (в непогоду лодки частенько переворачивались). Благодарные китайцы дарили подарки: у деда была большая коллекция китайских электрических ручных фонариков от миниатюрных – до огромных; на Новый год елку наряжали китайскими елочными игрушками, а в столовой висел красивый китайский пейзаж очень мелко выписанный (позднее, я с удивлением обнаружил, что это вышивка).

В 1958 году началось масштабное хрущевское сокращение Советской Армии. В запас было уволено один миллион двести тысяч кадровых военных.

Попал под сокращение и дед-Витя. Отслужив в Красной-Советской армии 25 лет, Виктор Яковлевич Спригуль вышел в отставку в звании майора погранвойск. Военная форма хранилась в доме деда всю оставшуюся жизнь, и мы, мальчишки, частенько покушались на неё: в 1960–е годы из яловых офицерских сапог младший сын Мишка сшил себе ковбойскую жилетку. Оставалось кое-что и из оружия до отъезда деда в Крым в 1970 году, но об этом позже. 

Выйдя в отставку, дед вернулся из Благовещенска (последнего места службы) в родные места – в город Свободный. Здесь требуется уточнение.

Детство свое дед провел в поселке Суражевка. Уже в те времена поселок входил в состав города Свободный (до Февральской революции – Алексеевск). Несмотря на небольшую численность населения, город - очень раскидистый (два железнодорожных вокзала), и объединяет следующие районы: Центр (бывший город Алексеевск на коренном берегу Зеи), поселок Суражевка – (старейший район города на низовом берегу Зеи), станция Михайло-Чесноковская (железнодорожный район), поселок Ударный (рабочий поселок вокруг крупнейшего в Амурской области завода – «Автозапчасть»), Северный городок (где в основном были расквартированы офицеры близлежащих воинских частей). 

Дед-Витя совместно со своим тестем прадедом-Федей отстроил большой дом под шестью тополями в поселке Ударный и пошел работать на завод «Автозапчасть», где и работал до пенсии.     

Здесь уместно вспомнить о большой семье Виктора Яковлевича Спригуль, которую он сумел создать вместе с горячо любимой женой Анастасией Федоровной Спригуль (Симоновой), несмотря на тревожные годы. В семье было пятеро детей: Юрий, Нина, Владимир, Елена, Михаил. Разница в возрасте между первым и последним сыном – двадцать лет (1933 г.р. –   1953 г.р.).

Все пятеро детей получили высшее образование, обзавелись семьями и разъехались по распределению, а позднее – и по зову души, по всему Советскому Союзу:

1) Хабаровск – Свободный - Новосибирск;        

2) Запорожье;

3) Хабаровск - Свободный;

4) Харьков - Сухуми – Белгород;    

5) Харьков - Баку – Симферополь – Минск. 

Вся семья в сборе:)

В поселке Ударный семья деда с младшими детьми жила в большом доме вместе с семьей тестя Федора Филипповича Симонова.

Прадед (Федор Симонов) был столыпинским переселенцем. Он приехал на Дальний Восток из Черниговщины в 1910 г. Там он встретился с молодой красавицей – Ганной (приехавшей из тех же краев), поженился и поселился в Харбине (на Китайско-Восточной железной дороге). Там в Манжурии у них в 1912 г. родилась дочь Анастасия – в будущем жена Виктора Спригуля и моя бабушка.

Ранние детские годы бабушка вспоминала как райское время – жили в достатке в русских поселениях среди дружелюбного китайского населения. После Великой Октябрьской революции наступили тяжелые времена. Молодая Советская Россия не могла удержать КВЖД, и китайцы начали вытеснять русских из железнодорожных городков и поселков. Прадед принял решение вернуться в Россию, однако на границе русских переселенцев ждали семеновцы, грабили и убивали. Сзади «подпирали» хунхузы. Прадед некоторое время вместе с семьей жил и работал на китайском руднике. Условия были «адские» - на руднике свирепствовала чума, работа была очень тяжелой. Чтобы не заболеть прадед перед вахтой выпивал полстакана спирта, благо: спирт в Китае был очень дешев. Через полгода прадед чудом прорвался на территорию России.

И тут – повезло: семья поселилась в Уссурийском крае в местечке под названием Роскошное. Название полностью соответствовало сути: в Роскошном всего было очень много – плодородная земля, богатейший лес (грибы, ягоды, дичь), рыбные реки и озера. Позднее прадед Федор с прабабушкой Ганной перебрался в Свободный, поближе к старшей дочери Анастасии.

Федор и Ганна Симоновы

В соседнем районе нашего городка Михайло-Чесноковке жил младший брат деда – Михаил Яковлевич Спригуль. Нам, потомкам двух этих братьев, очень повезло – оба брата, при их непохожести, были очень хорошими людьми: я бы сказал – у нас было два «солнечных деда».

 Дед-Миша был скромным, очень добрым и очень артистичным человеком.

 Он проработал всю жизнь на «Вагоно-ремонтном заводе» простым обходчиком, однако душа его принадлежала театру. Михаил Яковлевич Спригуль был одним из создателей и руководителей местного народного театра. Он привел в театр свою жену и друзей, и был его душой до самой смерти. Дом деда-Миши стоял напротив Дворца культуры железнодорожников, и после спектаклей вся труппа собиралась у него дома.

Дед-Миша был очень жизнерадостным человеком, великолепно и самозабвенно пел, и при этом был очень скромным. Умер он на работе – пришел после обхода составов в «теплушку», сел за стол, положил голову на руку, и умер. Хоронили его несколько тысяч человек – половина жителей Михайло-Чесноковки. 

Источник - телеграмм-канал "Записки деда Вити"

12:40
934
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Похожие статьи
Андрея Жаркова сменит сын Сергея Иванова - бывшего главы администрации президента России
Мест для захоронения отходов вокруг крупных городов практически не осталось
За отказ подчиняться чиновники грозят журналистам порезать финансирование...