Възд в город Памятник Гайдаю Мемориал Славы
A- A A+

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 258. Возвращение пешком на пост. Михаил Коробков

ВЕХИ И ВЁРСТЫ. Глава 258. Возвращение пешком на пост. Михаил Коробков

Утром Сергей сказал: «Ребята уже дома, а нам с тобой  предстоит зайти на пекарню и захватить на пост хлеб». По дороге в сторону пекарни он просвещал меня: «Это магазин, в котором мы водкуне берём». Я уточнил: «Тогда откуда взялись  у вас такие запасы в баталерке?»

Он улыбнулся: «Ты обратил внимание на то, что в нашей бухте нет гражданского населения? Эта бухта - морская граница, которую мы охраняем. Когда к нам приходят баржи с продовольствием для деревень, расположенных у нас в тылу, мы на определённых условиях разгружаем их. Ящик вина нам дают за работу, а два украдём и спрячем в зарослях шиповника, который растёт вдоль берега. Вот и вся хитрость».

Взяв из пекарни хлеб, мы пошли на Красную скалу пешком. Путь, который вчера проделали на машине за несколько минут, сейчас показался мне раз в десять длиннее. По дороге Сергей сказал, что он командир отделения радистов и мой прямой командир.

«К моему отделению прикреплены два моториста: Иван Заруба и дембель Аксёнов Василий, который с командиром отделения сигнальщиков Поткиным, тоже дембелем, служат по седьмому году и сейчас почти не вылазят из деревни. С Борисом Усачёвым и Митей Лобко ты знаком, а с Мишей Коробковым сейчас встретитесь. Он сигнальщик и твой одногодок, он прибыл к нам два месяца тому назад»

О девчонках Сергей сказал так: «Порядочных девчат в деревне мало. Некоторых женщин сюда с детьми сослали из Украины за связь с немцами.

В Милоградово работает школа семилетка, поэтому все девчонки старших классов учатся в Пфусунге, в городах Ольге, или во Владивостоке. Правда, есть молодые учителя, которые после окончания институтов отрабатывают здесь  казённые три года, но они все заняты.

Остальные хорошие девочки  - малолетки. Роза весной оканчивает техникум и выходит замуж за морского офицера, с которым дружила четыре года во Владивостоке. Никто из девчонок, уехавших на учёбу в родные места, не возвращается, а устраивают свою жизнь там, где учатся. Есть в Милоградово доярки, которые работают в колхозе, с ними ты познакомишься немного позже. Что тебя ещё интересует?»

Ответил: «Вроде, ничего! Послужим, увидим!»

Через речку Ванцин мы перешли по мостику из двух брёвен, поднялись на перевал и вышли к Красной скале.

***

Митя Лобко и Борис Усачёв, которые были с нами в увольнении, уже заступили на вахту. Миша Коробков произвёл на меня очень хорошее впечатление. Спокойный, симпатичный, весёлый, футболист куйбышевского «Динамо». Мы с ним были одногодками. Он учился на сигнальщика в «Объединённой школе»  на острове Русский в одной группе с моим другом Николаем Капустяном.

Когда мы принесли хлеб, мичман Турбин спросил у меня: «За титьки подержался, теперь знакомься с аппаратурой  и приступай к службе». Я устроился на двухярустной койке, и мы с Сергеем пошли знакомиться с радиорубками.

Одна радиорубка находилась в пристройке к кубрику, вторая на горе. Электрического света на посту не было, вся аппаратура работала на аккумуляторах, которые заряжались от генераторов «Л2/6», которые работали на  бензиновых двигателях.

Обслуживали эти движки Василий Аксёнов и Иван Заруба – тот верзила, который меня встретил первым, назвав сынком.  Аксёнова  пока не видел.

Радиостанция в радиорубке, что находилась рядом с кубриком, была коротковолновая, но старой модели «РСБФ-26» с радиоприёмником «УС». Это меня не радовало.

В учебном отряде такое старьё мы не изучали. Когда поднялись на вершину Красной скалы, первым, что мне бросилось в глаза – громадное металлическое сооружение с пропеллером, как у самолёта. Я спросил Сергея: «А это что за чудо?» Он мне пояснил: «Это ветряк. При помощи ветра мы получаем электричество, заряжаем им аккумуляторы, от них работаем светом с военными кораблями флота, а по радио держим связь со штабом базы.

Здесь тоже есть такие резервные движки, какие ты видел внизу. Вот наши радиостанции. Когда я зашел в радиорубку, увидел ту самую технику, какую мы изучали в учебном отряде –  передатчики «Брусника» - «Р609», «Кипарис» - «Р607», и многодиопозоновый радиоприёмник «Мельник». Радиорубка уходила в землю и напоминала башню корабля.

Узкое, но длинное окно для обзора, через которое в хорошую погоду просматривалось море с севера до мыса Низменный, где располагался другой наш наблюдательный пост №243. С юга обзор был небольшим, но этот участок моря контролировался Владивостоком. Наш пост был самой крайней южной точкой Ольга-Владимирской военно-морской базы.     

Мы, в приделах видимости, следили за продвижением всех гражданских и военных кораблей, о чём докладывали в штаб базы по телефону и по радиосвязи.

Около радиорубки, как на корабле, находился наблюдательный мостик, на котором стояли морские компасы, подзорные трубы и прожектора. Этими прожекторами азбукой  «Морзе», при помощи световых сигналов, наш сигнальщик держал связь с кораблями, находящимися в приделах видимости. Со стороны моря мы были невидимыми

23:50
980
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|